afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

Неизвестные страницы советской жизни

Имею книжку 1972-го года выпуска под названием «Нестор из «Крокодила». Как сказано в предисловии, «это альманах прозы и поэзии журнала за 50 лет его существования. Это и своеобразная летопись событий, описание нравов, типов, характеров...». Вот о нравах и хотелось бы.

Все мы знаем, что в Союзе ССР секса не было. Во всяком случае, такова официальная версия событий. Однако же содержание альманаха опровергает этот посыл - взять, например, стишок белорусского поэта Петруся Бровки «Районный ухажёр». Кто бы из вас мог подумать, что в не самой статусной союзной республике кипели самые настоящие шекспировские страсти, достойные пера как минимум бразильских, если не мексиканских или аргентинских «мыльных» сценаристов! Погрузимся же в душераздирающие перипетии жизни советской провинции:

Вот быль. В ней говорится
про жоха одного.
Слышь, девушка-сестрица,
остерегись его!
Порхает, словно птичка,
в делах сердечных скор
Евлампий Черевичка,
районный ухажёр.

Всегда к романам склонный,
одет он - просто шик...
На базе на районной
он главный кладовщик.
Хоть невысок, но в теле.
Усы - «держи фасон».
С брезентовым портфелем
по чайным ездит он.

Опробует все вина -
и, смотришь, вечерком
с очередной дивчиной
садится под дубком.
Ручьём слезу пуская,
дудит в одну дуду:
- Ты лишь одна такая!
Другой я не найду!

Ей лестно, ей всё ясно:
ну чем он не жених?
Она... уже согласна.
Полно дурёх таких!
Решают сами, с пыла,
что им отец и мать!
А он? Ему б лишь было
местечко, где поспать.

Знай, сыплет излиянья:
Навек, мол! Не шутя!..
Но вот прошло гулянье.
Рождается дитя.
У папы грусть во взоре,
он злится: «Вот беда!..»
Даёт он тягу вскоре
неведомо куда.

О чувства кавалера!
Вам тесен круг семьи.
И брошенная Вера
рвёт волосы свои.
Её дитя без папы.
То в плач она, то в крик,
а он уж к ручкам Капы,
страдающий, приник.

Ручьём слезу пуская,
дудит в одну дуду:
- Ты лишь одна такая!
Другой я не найду!
Она с ним не сурова:
ну чем он не жених?
Она на всё готова.
Полно дурёх таких!

Его обьятья жарки,
он стелется травой
и думает о чарке,
перинке пуховой...
Он входит в дом с букетом,
лишь ею и дыша.
Но вот, по всем приметам,
ждёт Капа малыша.

Любимый прячет очи,
какие уж цветы!
И как-то среди ночи
даёт он лататы.
А там, глядишь, и третьей
дудит в одну дуду:
- Другой такой на свете,
ей-богу, не найду!

И льнёт к нему Агата:
он так учтив, так мил...
Ах, сколько вам, девчата,
он горя причинил!
В чью ж душу он с отмычкой
ползёт теперь, как вор,
Евлампий Черевичка,
матёрый ухажёр?

Перевёл с белорусского В. Корчагин.
Крокодил, №5, 1960.


Ну как вам? Я по очередном прочтении сего натолкнулся на такую мысль - получается, что чайлдфри были уже тогда, в конце 1950-х годов! Кто бы мог подумать...

З.Ы. Да, ну и, конечно, стих обязателен к прочтению девушкам, дабы знали, какие высокоаморальные типы встречаются в жизни, и остерегались бы таких вот Евлампиев - во избежание.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments