afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

О былом

Чистил тут закладки и решил почитать интервью простого советского инженера Френкеля, помогающего Ленте.ру. Якобы дедушка - преданный читатель, постоянно сообщает об ошибках и вообще занимает активную позицию, поэтому надо с ним поговорить о былом. Ну тут можно воспринять «в лоб», можно попараноить на тему того, что это же Френкель, а не Иванов, ценнейшие сведения, котоырм нельзя дать пропасть «в туне» и т.п. Хотя на самом деле действительно большая проблема исторических исследований в том, что огромный массив сведений об истории страны - от обобщённого Френкеля. При том что это воспоминания, как правило, очень интересные - евреи по внимательности, проницательности и цинизму дадут фору многим (когда пишут, конечно, «о стране», а не про своих бесчисленных дядь Изь и тёть Сар). Однако это всё же специфическая среда, за огромным количеством свидетельств которой голос русских как-то теряется - а оттого создаётся картина неполная, если не искажённая. Например, «Вся страна читала Бродского» - а на поверку оказывается, что интересовались этим в основном соплеменники и небольшое количество сочувствующих «из прочих». И так далее.

Но это так, в сторону. Пока что - выдержки, хотя можно и всё интервью почитать, оно недлинное, но и при этом не самое неинтересное.

я поступил без экзаменов в Станкоинструментальный институт (знаменитый «СТАНКИН») — в то время, кстати, тоже имени Сталина. В вестибюле института было написано: «Наш институт основан и построен по личной инициативе товарища Сталина». Возможно, так оно и было, возможно — нет, проверить невозможно.

культ личности Сталина был чем-то само собой разумеющимся. Он не вводился — он просто был. Мы не представляли себе, что до этого могло быть как-то иначе. Мы даже слова-то такого не знали — культ. Но никакой народной любви к Сталину я не замечал. Да, когда он умер, многие плакали, и я тоже испытал некоторое потрясение, и мать, хотя мы ему не поклонялись… Понимаете, когда происходит такое космическое явление, народ испытывает шок. Даже те, кто, возможно, исповедовали оппозиционные взгляды, понимали, что что-то рухнуло, и будет ли дальше лучше — черт его знает.

Я был на его похоронах и прошел в Колонный зал живой. Да, была жуткая давка, но я об этом узнал потом... Прихожу после всего этого домой — мать и двоюродная сестра в слезах. «Где ты был, как ты прошел?» — «А что такое?» Они говорят: «Мы искали тебя, звонили по больницам, и нам сказали: приходите в морг, тут много тел, может, своего опознаете. Мы не знаем, кто тут кто».

все неподдельно восхищались Хрущевым, и Хрущев действительно себя вел совершенно не как Сталин — будто настал ясный день. Сталин показывался на людях два раза в год — 1 мая и 7 ноября делал короткие доклады. И еще в годы выборов он выступал на собраниях избирателей Сталинского района Москвы — там, где метро «Сталинская» (теперь — «Семеновская»). Хрущев же выступал практически каждый день. Он мог остановить машину и выйти к народу — просто так, непредвиденно.

Я гулял с няней — отец и мать работали, и няни были у нас всегда, до школы. Няню найти было легко. Как говорила мать, после 1932 года можно было выйти на бульвар, где на скамейках сидели крестьянские девушки. Подойди к любой и скажи: «Хочешь быть домработницей?» — «Да, с удовольствием!» Эти самые девицы были по очереди моими няньками, несколько их переменилось.

хотя название журнала «Мурзилка» — детское, он умудрялся давать то, что более солидные издания не печатали. Например, в 1939 году уже шла война, немцы бомбили Англию. Ни в одной центральной газете ничего подобного не сообщалось, а в «Мурзилке» была фотография: «Британские дети с учительницей прячутся в окопе от обстрела немецкой авиации».

В 1937-м или 1938 году отец пришел с работы и говорит матери: «Кольцова взяли». Я переспросил: «Какого Кольцова»? Отец посмотрел и говорит: «Я ничего подобного не говорил!» Я отвечаю: «Как так? Ты же только что сказал!» Мать вступает: «Тебе послышалось». И только в 1956 году, когда Кольцова стали печатать, я напомнил отцу: «Помнишь, ты сказал мне, что Кольцова посадили?» А он: «Я и не помню этого». Так, значит, и не вспомнил.
Tags: История, Совдепия, Ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments