afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

К столетию

Моё отношение к Николаю II хорошо известно, не буду в энный раз распинаться. Лучше давайте о поэзии :о) Мне тут буквально вчера скинули стишок известного (?) советского поэта (?) Бориса Слуцкого:

Кто пьет, кто нюхает, кто колется,
кто богу потихоньку молится,
кто, как в пещере троглодит,
пред телевизором сидит,
кто с полюбовницей фланирует,
кто книги коллекционирует,
кто воду на цветочки льет,
кто, стало быть, опять же пьет.
Кто из подшивки, что пылится
на чердаке лет шестьдесят,
огромные тупые лица
Романовых — их всех подряд —
вырезывает и раскладывает,
наклеивает и разглядывает.
По крайней мере, в двух домах
я видел две таких таблицы,
где всей династии размах —
Романовых тупые лица.


Приятель, который это прислал, уточнил, что опубликованы сии вирши в 1990 году - однако написано, судя по описываемым практикам, сильно раньше, где-то в первой половине-середине 70-х. В общем-то довольно точное отражение «духовного мира» обывателя тех лет. Но. Мало кто знает - и об этом у нас как-то предпочитают особо не говорить, - но именно в это время в загнивающем СССР нарастал интерес к дореволюционной истории вообще и к фигуре последнего Императора в частности. Например, местом настоящего паломничества стал Ипатьевский дом - собственно, именно потому и снесённый. Наблюдалось много такого рода явлений - и оставленные хрущёвской «оттепелью» в наследство будущим поколениям правоверные коммунисты последнего призыва типа тов. Слуцкого, естественно, чувствовали себя обязанными выступить. На доступном себе уровне, конечно. К слову, конкретно этот персонаж был явно ушиблен на теме «великодержавного шовинизма», «погромов», «черты осёдлости» и пр. Зато его писания весьма характерны - этакий слепок мироощущения потерявшегося во времени большевика времён Гражданской.

Мимо власти, конечно, возрождение интереса к русской истории не проходило - и барьеры пытались ставить. Самый известный это, наверное, фильм «Агония», хотя его история - яркий пример того, как у выродившегося режима всё валилось из рук: сценарий утвердили ещё в 1966-м, однако до съёмок дошло только в 1973-м, а после их окончания фильму долго мурыжили и её премьера состоялась аж в 1981-м - и то за рубежом (где ей, конечно, накинули наград). Советский же зритель увидел порождение сока мозга лучших (?) советских сценаристов (начинал его писать Александр «Володин», а заканчивали Семён Лунгин и Илья Нусинов - ну вы понели) только в 1985-м. К тому времени у режиссёра Элема Климова погибла в автокатастрофе жена, тоже довольно тогда известная режиссёрка Лариса Шепитько (кстати, помогавшая ему на съёмках), и он считал, что это им месть свыше. Ну, в общем-то, справедливо считал: «Агония» это не только омерзительный пасквиль, по исторической достоверности примерно соответствующий писаниям уже давно забытого Валентина Пикуля, но ещё и тягомотина страшная (две серии!) - т.е. двойное преступление.

Однако вернёмся к поэзии. Не только снять и запустить толком пачкотню не получалось - имели место и, как это называлось на советском новоязе, «грубые политические ошибки». Самая известная случилась осенью 1976 года - в ноябрьском номере питерского (тогда «ленинградского») журнала «Аврора» появилось стихотворение поэтессы Нины Королёвой:

Оттаяла или очнулась? —
Спасибо, любимый,
Как будто на землю вернулась,
На запахи дыма,

На запахи речек медвяных
И кедров зелёных,
Тобольских домов деревянных,
На солнце калёных.

Как будто лицо подняла я
За чьей-то улыбкой.
Как будто опять ожила я
Для радости зыбкой…

Но город, глядящийся в реки,
Молчит, осторожен.
Здесь умер слепой Кюхельбекер
И в землю положен.

И в год, когда пламя металось
На знамени тонком,
В том городе не улыбалась
Царица с ребёнком…

И я задыхаюсь в бессилье,
Спасти их не властна,
Причастна беде и насилью
И злобе причастна.


Как что-то подобное вообще проскользнуло через сито цензуры - можно только удивляться. Ещё более удивительно то, что держиморды так бы ничего и не заподозрили, если бы не Солженицын: он это стихотворение раскопал и рассказал о нём по радио «Свобода», эфиры которого отслеживались вполне внимательно. К тому времени прошло примерно полгода с момента публикации! Можно себе представить, как в партийных кругах, особенно «ленинградских», бабахнуло. Причём жалеть не стали ни своих (главред, известный поэт Владимир Торопыгин написал заявление «по собственному желанию», но карьеру ему всё равно сломали - прежде всего перестали издавать - и в 1980-м он умер), ни несвоих (беспартийную Королёву лишили права публиковать стихи, руководить молодёжными литобъединениями, выступать перед массовыми аудиториями и выезжать за границу). Кстати говоря, снос Ипатьевского дома вполне мог быть одним из отзвуков этого скандала - режим явно не хотел накопления критической массы мнений.

Вот такие вот шли в 1970-е баталии - хотя, уверен, вряд ли кто из их участников поверил бы, если бы им рассказали о стотысячных шествиях в память о Государе и его семье. А ведь прошло всего-то сорок лет...
Tags: История, Российская Империя, Совдепия, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 101 comments