afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

Шелест страниц...

Жару плохо переношу, оттого не писалось. Впрочем, теперь свежота навалила, стало хорошо - и способность писать вернулась. Да и есть об чём - ибо читал и конспектировал дневник уже упоминавшегося Петро Шелеста. Очень интересное произведение - хотя бы с точки зрения «инсайдерской информации» о состоянии дел сначала на Украине, затем по тем отраслям, которые автор курировал во время недолгого пребывания в совпра. Но также интересное и как наблюдение за в своё время весьма видной фигурой и средой ея обитания.

Как и от большинства советских вошьдей и претендентов, впечатление от него довольно комичное. Прежде всего, написан дневник в лучших (=худших) советских традициях - зубодробительная газетная лексика, причём лексика передовиц годов эдак 30-х, ну 50-х. И очень забавно смотрится, когда этими же плакатными словами автор пытается писать о каких-то переживаниях своих, сомнениях и терзаниях, о неудачах в делах... Другое дело, что, похоже, многие из его «глубоких и широких» выводов и мыслей явно вписаны задним числом где-то начиная с конца 80-х - это просто видно по содержанию. Причём автор пытался себя подать как, с одной стороны, человека, который всё видит и понимает (отсюда многочисленные жалобы на зацентрализованность и общее «да что же у нас за система-то такая!», порой поднимающееся до сахаровского напряга), с другой же - твердокаменного коммуно-большевика и ленинцо-сталинца (записи о том же 1968-м говорят сами за себя). Но, говорю, не покидает ощущение, что времени, обнимаемому дневником, соответствует только вторая черта - первая же внесена сильно после. Впрочем, Шелест человек простодушный, чего уж там цепляться - хорошо хоть это опубликовано.

Кстати, о простодушии - экс-партперсек постоянно подчёркивает по ходу текста, когда речь заходит об интригах, что, мол, «не понимаю, как так можно», «не могу молчать», «жить не по лжи» «нездоровая, нетоварищеская обстановка в верхах партии складывается», «за дело радею, ради дела всё». Даже когда речь идёт о людях, доверивших ему содержание своих более чем крамольных разговоров о вошьде (гебешники что-то там стали про Брежнего) - дядька рассуждает так, что «дело касается не только меня, потому молчать нельзя, надо сообщить». При том, что к самому этому вошьдю он не испытывает никакой привязанности и понимает, что тот содержанию не обрадуется. И особенно при том, что о крамольных разговорах про НСХ он никому не сообщил - хотя текст просто переполнен восторгами перед «Микитой». Чудная непосредственность!

Всё это Шелест пытается подать как честность и прямоту - а получается именно что простодушие (и это в лучшем случае). А в политике, как известно, простодушие хуже глупости, да и много чего другого хуже. Из записей явствует абсолютная неспособность автора к какой-либо политической деятельности - и это на посту главы парторганизации второй республики Союза! Курьёз, но провести от этой простоты линию к своему удалению из Киева он не в состоянии - «да как же это, товарищи, да я же честно работал, никого не подвёл!» Там вообще много всего - вплоть до того, что терпел рядом с собой Щербицкого, о котором (если верить тексту дневника) всё понимал (обобщённо: «тупой коварный злобный интриган и бурбон!»). Скорее всего, уничижительные характеристики преемника Шелест вписал уже сильно после - но даже если поверить в аутентичность написанного, то удивительно не то, что его сместили, а то, как он вообще девять лет-то в должности просидел, как раньше не «съели»!

Впрочем, в одном прямота и простодушие хороши - показывают, что для человека было важно в жизни. А важна была - власть. Возможность править, «решать вопросы», вмешиваться и указывать. Похоже, именно оттого и жалобы на излишний контроль центра - ничего не сделаешь по своему хотению, «а нам-то на местах виднее!» Для человека, такое впечатление, нет ничего, кроме этой самой власти - для порядка жалуется, что вот, жена моя совсем позабыта, личной жизни у меня совсем нету, как там дети-то мои. Но скупые строки о семейных радостях и бедах настолько объёмом уступают возмущению интригами и описанию «трудовой деятельности», что исчезают всякие сомнения об истинных приоритетах. До смешного доходит - главу о своём смещении с киевского престола тов. Шелест назвал, ни больше ни меньше, «худший день моей жизни»! Не болезни или смерть родных, не что-то ещё из личного - а именно то, что секретарства лишили. Проговорка прямо по Фрейду, что называется.

Впрочем, судя по всему, властолюбие, властобесие даже - общая черта всех этих бодрых дядек, которые в 60-е к власти прорвались. Такое ощущение, что именно это и была для них цель: дорваться до максимально возможной высоты и удержаться в кресле. В то же время - вдруг меня поразило, раньше как-то не очень обращал внимание: как распорядиться полученной властью, что делать на занимаемом посту (кроме как наслаждаться полагающимися по должности ништяками), они представляли более чем смутно. Т.е. люди партлидерами-министрами и т.д. не были, а притворялись, играли роль. Озадаченные описания Шелестом заседаний Совмина - того самого хвалёного косыгинского - и описания другими наблюдателями, тем же Черняевым, заседаний высших парторганов именно такую картину и рисуют: собрались люди при должностях и разговоры разговаривают, а вот на то, чтобы решить что-то, сил (физических и интеллектуальных) уже не хватает. Выносимые на заседания вопросы не проработаны, руководители ведомств собачатся друг с другом, в прямом смысле правая рука не знает, что делает левая: ни согласованности какой-никакой, ни сотрудничества (даже желания сотрудничать!), зато взаимных упрёков хоть отбавляй и постоянное цепляние за мелкие детали, крючкотворство, а решение вопросов переносится на следующее заседание, и так раз за разом. «До чего же все проходит бестолково, неорганизованно и сумбурно, просто терпеть невозможно. Не думал я, что в центре так работают, какая-то полная неразбериха», - пишет шелест.

Короче, люди изображают государственных деятелей! Вот в этом-то, видимо, и секрет того, что, несмотря на буквально каждый год принимавшиеся решения о каких-то реформах, ничего при Брежнем реально не делалось, экономика по сути померла уже тогда, существуя исключительно благодаря удачной конъюнктуре на энергоносители. И не просто не делалось ничего - ничего и невозможно было сделать. Показательно, что Шелест всю дорогу вспоминал свою работу директором завода (и после отставки из правительства он вскоре на завод и вернулся) - видимо, именно там он себя и чувствовал на своём месте, видимо, это и был его потолок. Такое ощущение от всех этих правительственно-партийных дедов 50-70-х, что дальше директора завода их и нельзя было пускать, чуть выше уровнем - и всё, «занимаемой должности не соответствует». Но это в нормальном государстве - Совсоюз же таковым не был и эти профнепригодные люди невозбранно дорывались до вершин власти. По всей видимости, именно нефтегаз и стоит благодарить (или проклинать) за то, что СС оказался там, где оказался, аж в начале 90-х - а мог бы ведь гораздо раньше.

В чём тут причина - можно гадать. То ли при сталине настолько отшибли всю самостоятельность, то ли тут общий недостаток квалификации и даже банальной образованности, то ли проблемы возрастные, то ли интеллектуальные. Но факт остаётся фактом - позднесоветская... а, впрочем, почему только поздне? При вошьде-то ничем не лучше было, положа руку на сердце. По большей части всё то же надувание щёк и симуляция активности (либо наоборот, суматошная и неуёмная активность, чтобы всё видели, что человек «горит на работе»). А дела стоят (что бы там не говорили нарисованные показатели «ВВП» и прочий вздор).

При этом, похоже, в глубине души про себя совпартлидеры всё понимали - оттого их «воля к власти» была столь безжалостна к соперникам, реальным или мнимым. Вдруг поймут, что я только изображаю лидера, вдруг на чистую воду выведут! И вот в ситуациях, когда надо быстро принимать решения, партийный ареопаг сидит и тяжко молчит, а потом бесконечно совещается и переговаривается, пытается «наводить мосты» и проч. (если вам это что-то напоминает из современности, то вы правы в подозрениях). И всех, кто хоть в чём-то компетентен - или даже пусть притворяется компетентным - либо не пускают выше определённого уровня, либо безжалостно выдавливают.

Тут, конечно, ещё сталиновская школа - но у дедов брежневских лет всё же не было этой кавказско-азиатской кровожадности в стиле «извести до седьмого колена» (не в последнюю очередь потому, что численность кавказоазиатов в руководстве решительно сократилась). Да и зачем? Ведь можно поступить проще: начать поверженного изводить мелкими, но постоянными уколами и порезами. Перестать упоминать - будто и не было. Согнать с госдачи в 24 часа. Отбрать спецтранспорт. Открепить от спецраспределителя (с какой почти физической болью и гневом пишет об этом Шелест!). Не давать работы, мурыжить в приёмных и вообще всячески третировать, почти демонстративно не обращая внимания. Устроить «неприятности по работе» детям, родным и близким. Ну а что - перестал быть одним из «своих», так всё: давай до свидания и мордой в грязь, «шоб знал».

Оттого смешно читать о «добродушии» Брежнего - тот если и был к кому добродушен, так только к ближнему кругу, к приятелям и собутыльникам. Все же остальные для него - особенно те, кто не покорился, кто осмелился вызов бросить или хотя бы не признать авторитета - были врагами, которых нужно было уничтожить. Кстати, уничтожение (политическое, а не физическое, как при усатом) осуществлялось путём примитивных двухходовок при опоре на союзное ему большинство в политбюро - так что никаким «мастером интриг», как его пытаются изобразить, Брежний, конечно, не был. Но для уровня советского руководства и этого было достаточно - то же Шелест вплоть до дня смещения ничего не понимал, так, подозревал, не более. Правда, для страны всё это шевеление в верхах было в лучшем случае бесполезно - но, такое впечатление, самого Брежнего это и не очень волновало. А всевозможные шелесты с их «да что ж это деется» и вбитой в подкорку стадной ментальностью «куда все, туда и я» никак ни на что повлиять не могли. Конечно, вот эта система, в которой принятие всех важных (и, часто, неважных) решений замыкалось на фигуру генсека, поразительна - похоже, даже самые самодержавные монархи России не имели такой полноты власти. Всё это нуждается в подробном осмыслении как настоящий феномен и реальное нововведение большевиков.

Вот, а дневник Шелеста - просто занятное чтиво с массой интересной информации, порой опрокидывающей расхожие представления. Следующим постом, должно быть, подборку выдержек и сделаю. А пока всё, спасибо за внимание :о)
Tags: ЖЖ, История, Совдепия, Ссылки
Subscribe

  • Про бессребреника

    На днях по делам искал инфу про сына Гришина - бывшего московского персека. Удивительно, ничего больше пары строчек не нашёл. Умеют же инфу прятать!…

  • Про «царизм»

    Очередная годовщина гибели Царской Семьи - хороший повод рассказать о мероприятии, на котором я побывал аж в 2019 году. Репортаж о нём - тут, но мне…

  • Про американских президентов и «нулевые» годы

    Читаю книгу Пола Джонсона «Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы» (хорошая, интересная, много неожиданного). Наталкиваюсь на ранее…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Про бессребреника

    На днях по делам искал инфу про сына Гришина - бывшего московского персека. Удивительно, ничего больше пары строчек не нашёл. Умеют же инфу прятать!…

  • Про «царизм»

    Очередная годовщина гибели Царской Семьи - хороший повод рассказать о мероприятии, на котором я побывал аж в 2019 году. Репортаж о нём - тут, но мне…

  • Про американских президентов и «нулевые» годы

    Читаю книгу Пола Джонсона «Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы» (хорошая, интересная, много неожиданного). Наталкиваюсь на ранее…