afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

«Что ни делает дурак...», или о вреде излишней самоуверенности

Каково одно из наиглавнейших правил шарлатана (в любой области)? Ни под каким предлогом не входить в детали: не уточнять, не пытаться рассуждать на узкоспециальные темы, не раскрывать «творческую лабораторию». Ибо именно на таких малозначительных, казалось бы, вещах шарлатаны обычно и прокалываются. К чему это я? А к тому, что сегодня хочется уделить время именно такому шарлатану, в исторической и, больше, околоисторической тусовке ЖЖ более чем известному. Человек держит себя с пафосом, даже ник себе выбрал гордый - мол, «яисторик» [sic!]. У меня (да и не только у одного меня), впрочем, не сложилось впечатления, что человек имеет какое-либо отношение к истории - тем более что на естественным образом возникающие вопросы об основных моментах биографии персонаж либо вообще не отвечает, либо жеманится и темнит. Поведение странное, наводящее на естественные мысли, что есть что скрывать.

Но ладно. Личности касаться не будем, обратимся к текстам. Но не к «историческим», нет, - товарищ какое-то время пытался показать, что он «большой учёный», публикуя тексты, скажем так, просвещенческого характера, даже тэг себе завёл - «школа историка» [sic!]. Мне случайно попался на глаза один такой текст - нападение на научную дисциплину «источниковедение» под названием «Газета «Правда» 1920-х-1930-х гг. как исторический источник». Ну уж сейчас-то фигурант развеет все сомнения относительно себя, подумал я и стал читать. Кажется, последний раз такую концентрированную туфту и дребедень я читал у небезызвестного мендковича, когда тот пытался что-то выжать на тему потребления в РИ и СС. Оставить без внимания очередные потуги на «учёность» в стиле «я умнее, чем эти идиоты с дипломами историков» у меня по понятной причине не получилось.

Автор сходу заявляет себя «исследователем» - «в своем исследовании 1920-х-1930-х гг.»(с). Ну что ж, сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Проблема, однако, в том, что представленный текст, учитывая самопровозглашённый статус «исследователя», оставляет желать много лучшего. Это явствует уже из того, что с серьёзными натяжками можно назвать постановочной частью. С одной стороны, здесь читаем заявления общего характера - например, «Главными особенностями газеты ... являются: 1)Многообразие форм подачи информации, каждая из которых предполагает свои методы ее использования в историческом исследовании». Что ж, спасибо, Капитан Очевидность. Правда, автора, по давней и прочно укоренившейся среди неосовков в целом и сталиноидов в особенности традиции, подводит русский язык. Конечно же, в историческом исследовании «используются» не формы подачи информации, а сама информация. Информация даже, наверное, не столько прямолинейно используется, сколько, прежде всего, анализируется на предмет своей достоверности. Но, в принципе, понятно, что пытался сказать автор. Другое дело, что трудности с формулированием даже общих мест заставляют насторожиться.

С другой стороны, в тексте полно заявлений совершенно бездоказательных. Следующий абзац: «...в... информационных материалах «Правды» точность существенно выше средней точности современных СМИ». Возникает вопрос - а как были исчислены «точность «Правды» и «средняя точность современных СМИ» [sic!], а также - каковы конкретные результаты этого сопоставления? Автор, видимо, чувствуя... эээ... голословность написанного, сразу же уводит разговор в сторону: «Эта точность проистекала из того положения, которая занимала «Правда» в советском государстве, связанной с этим ответственностью журналистов, а также из того, что советским газетам не свойственно было гнаться за сенсациями». Данная цитата выявляет интересную особенность стиля автора - задвинуть какую-нибудь простенькую фразу, которая при этом вызывает массу вопросов, как фактического характера, так и стилистического. Каково же было положение «Правды»? Почему именно «в советском государстве» (а не в системе советских СМИ)? В чём заключалась «ответственность журналистов»? Ну что ж, зато уже никто о «средней точности современных СМИ» не вспомнит :о)

Сентенция о «погоне за сенсациями» у сведущего человека не может вызвать ничего, кроме усмешки. Автор явно намекает на то, что имела место некая высокоморальная позиция. Но на деле-то всё было куда как прозаичнее: «В 1934 году возник пожар в общежитии фабрики «Оргтруд» Камешковского района на владимирской земле. При этом пожаре погибло 28 человек. Редактор газеты «Призыв» Н. Плесков, опубликовавший сообщение о пожаре, был снят с работы по причине, что «сползает на совершенно недопустимый для партийной газеты обывательский путь сенсаций». Да и наличие в системе государственных структур таких инстанций, как Главное управление по делам литературы и издательств или Главное управление по охране военных и государственных тайн в печати, плохо укладывается в общий посыл. Хотя, с другой стороны, укладывается очень даже хорошо - попробуй в таких условиях погоняться за сенсациями! Сразу поправят - точнее, если учесть реалии рассматриваемого периода, отправят.

Далее идёт нечто бессвязное о цензуре. «Контроль над публикацией материалов в СМИ (цензура) существует всегда. В СССР была государственная цензура, сегодня она в большинстве случаев заменена цензурой редактора или хозяина СМИ, хотя и государственные цензурные ограничения полностью не сняты». Как сегодняшнее положение в СМИ связано с изучением материалов газеты «Правда» 1920-30-х, совсем непонятно. Понятно только, что автор пытается оправдать положение дел в ранние десятилетия сталинщины современными ограничениями - якобы последние соразмерны первому и оправдывают его. Конечно же, никаких доказательств этому серьёзному, вообще-то, тезису автор не приводит. Да и сложно было бы - всё-таки цензура государственная и, как следствие, тотальная, и цензура владельца одного или даже нескольких СМИ это вещи несоразмерные, как по охвату, так и по мотивациям. А иной раз даже и конфликтующие друг с другом - например, когда владелец СМИ желает опубликовать информацию, неугодную госструктурам. Так что тезис о том, что «ничего не поменялось», а просто одно сменилось другим, ложен в самой своей основе.

Далее - новое слово в социологии: «Информация – главное основание для человеческой деятельности. Поэтому в любом обществе информационное издание выдает эту информацию в той степени, в которой желает повлиять на потенциальные действия своего читателя». Да из этого новаторского, революционного тезиса можно при желании цельную монографию выжать. Правда, прежде того надо бы всё же обосновать, каким образом и в какой степени газета вообще способна повлиять хоть на что-то, не говоря уже про «потенциальные действия своего читателя» (кстати, почему на потенциальные, а не, например, на будущие?). А если человек читает несколько газет разных идеологических направлений? Допустим, «Новую газету», «Коммерсант» и «Завтра»?

Продолжается текст попытками определить «принципиальные особенности» советских газет. На секунду остановлюсь и укажу, что по ходу текста автор ненавязчиво осуществляет подмену понятий - если в заголовке фигурирует только газета «Правда», то по ходу изложения внезапно появляются и начинают выступать как нечто соразмерное «советские газеты» вообще. Излишне говорить, что это не одно и то же, и «Правда» собой все остальные газеты отнюдь не перекрывает. Зато стоит отметить, что «исследователь» не умеет удержаться в рамках темы. Это не так уж и неважно, как может показаться на первый взгляд, - любая историческая кафедра такого качества текст завернула бы как минимум из-за нестыковки заголовка и содержания.

Отметив сие, последуем за автором. Он утверждает: ««Правда», а в меньшей степени и другие советские газеты, были уполномочены трактовать решения государственного и партийного руководства... Отсюда и значимость «Правды» как источника по определению государственной и партийной политики в тот или иной момент времени». Сказать, что данная мысль - вздор, значит ничего не сказать. В рамках советской системы газеты были всего лишь рупором, призванным дословно доносить до масс очередное судьбоносное решение «партии и правительства»™. С какого перепугу вдруг они оказываются «уполномочены трактовать решения руководства»? К тому же - кем уполномочены? Какого именно «руководства»? И не желает ли почтенный «исследователь» обосновать своё смелое заявление, приведя хотя бы несколько примеров трактовки (а не трансляции) «Правдой» каких-нибудь решений? Видимо, не желает, раз оных примеров в тексте нет.

Похоже, так автор, по своей уже хорошо известной привычке, пытается «разрушать стереотипы» и «отмывать от лжи», делая абсолютно неожиданные заявления, перпендикулярные тому, что говорит по этому вопросу историческая наука. Хотя есть и такое соображение, что автор всерьёз считает: раз уж газета опубликовала постановление высшего органа партии, то, стало быть, она его и одновременно оттрактовала. Это, конечно же, ошибка, причём ошибка очевидная и, кажется, не требующая дополнительных пояснений.

««Правда», а в меньшей степени и другие советские газеты, были одним из органов контроля центрального руководства страны над всеми остальными органами власти», утверждает «историк». Настоящие историки ещё в 1990-е установили, что контроль руководством осуществлялся (когда/если осуществлялся) по внутренним каналам - партийным и ГБшным. Пресса же, в том числе «Правда», привлекалась только тогда, когда нужно было устроить тому или иному руководителю показательную порку. Никакой самостоятельной роли газеты, естественно, не играли.

Но автор не останавливается на достигнутом. «Критические материалы неизбежно влекли за собой административные и судебные последствия», уверен он. Такие лихие, безапелляционные заявления неизбежно требуют как минимум нескольких примеров в подтверждение - но примеров нет и вскрик обидно повисает в воздухе. Видимо, чувствуя это, наш срыватель покровов на всех парах скачет далее: «...первых корреспондентов, особенно местных, часто просто убивали, чтобы скрыть от центральной власти положение на местах». Предполагается, что так злокозненное местное руководство скрывало от центрального свои косяки. Но вот незадача - местное руководство не бралось ниоткуда, а назначалось центральным. Получается, центральное руководство набирало таких начальников, которые разваливали работу на местах и не останавливались перед тем, чтобы убивать тех, кто о том развале сообщал (о других, частенько более эффективных методах осаживания не в меру ретивых правдолюбцев они, очевидно, не подозревали). «Яисторик», таким образом, рисует весьма и весьма занимательную картину нравов в первую четверть века большевицкого режима.

Впрочем, заявление о «частых убийствах» раб- и селькоров стоит принять с изрядной долей скепсиса. Автор позиционирует себя большим знатоком советской прессы рассматриваемого периода в целом и газеты «Правда» в особенности. Однако «убийственный» тезис подкрепляет единственной заметкой в семь строчек - в которой, кстати, роль «местного руководства» совершенно не просматривается. Ещё есть невнятный текст о «преследовании селькора» - что, как нетрудно догадаться, к убийствам подвёрстывать нельзя. Забавно, кстати, что к «местному руководству», судя по этой заметке, «яисторик», ничтоже сумняшеся, причисляет лесничих и лесников. Показательный уровень понимания реалий и владения терминологией. Наконец, уж совсем о массовых убийствах «местным руководством» местных же корреспондентов не говорят случаи исчезновения из райисполкомов подшивок газет. То есть, делая громкие заявления, автор не в состоянии подкрепить их сколько-нибудь значимым массивом сведений. Это говорит либо о том, что его самопровозглашённый статус «знатока советской прессы», мягко говоря, преувеличен, либо о том, что его заявления попросту высосаны из пальца и делаются лишь с целью обосновать голословные тезисы общего характера.

Продолжаем. «...к 1930-м гг. газеты приобрели устойчивое влияние: попавшие под огонь критики спешили ответить о проверке газетных материалов и о принятых мерах». За сим следуют три материала - из которых только один (последний) даёт подкрепление озвученному тезису. И то конкретные «принятые меры» остаются за кадром. Интересный способ подачи материала - «в тексте, конечно, ничего такого нет, но если представить, что есть...».

Бумага, как известно, всё стерпит. Ещё больше стерпит виртуальное пространство. Автор не стесняется вклеивать всё новые и новые вырванные страницы в книгу истории: ««Правда» крайне дорожила этой своей властной функцией. Отсюда чрезвычайная ответственность в публикации критических материалов. Отсюда периодические удары «Правды» по любым органам власти, за исключением лишь нескольких высших руководителей страны». Конечно, никакой властной функции у советских газет никогда не было, на эти выдумки «историка» не стоит обращать никакого внимания. Стоит зато обратить внимание на могутную эволюцию статуса совгазет на пространстве одного и того же текста - «один из органов контроля» => «устойчивое влияние» => «властная функция». Как писал любимый советским народом дуэт, «Остапа несло». Ну и милая оговорка насчёт «нескольких высших руководителей» - получается, уж эти-то могли творить всё, что заблагорассудится, совершенно безнаказанно. Вот бы ещё фамилии этих всемогущих узнать...

Отдающие подобострастностью выражения («крайне дорожила», «чрезвычайная ответственность») также можно пропускать. К чему эта дешёвая литературщина, когда никакого секрета в том, что совгазеты публиковали спускаемое им сверху и ни на йоту не отступали от утверждённого текста, для не то что сведущих, а даже просто интересующихся людей нет? Видимо, здесь налицо стремление марионетку наделить по определению отсутствующей у неё собственной волей. Что ж, в свете вымышляемых автором теорий о «борьбе за власть» в рассматриваемый период это, может быть, и нужно зачем-то - только вот к истории не имеет ни малейшего отношения. И ещё меньшее отношение - к источниковедению.

Совсем смехотворно выглядит пафосноватое «периодические удары «Правды» по любым органам власти» - это при том, что ни одна из выложенных «историком» заметок при всём их критическом запале не поднимается выше максимум районного уровня. И тут мы возвращаемся к уже затронутым особенностям понимания автором используемых терминов - «органами власти» у него неожиданно становятся и фабричное начальство, и руководство шахты, и лесничие, и райпотребсоюз, и колхозное начальство, и даже отдельные врачи... О да, в паре заметок задевается Московская облпрокуратура - но исключительно точечно, пофамильно. А как мы прекрасно знаем, «в каждом стаде есть паршивая овца», «наличие негодяев не может бросать тени на весь [вписать требуемое]» и т.д. Учитывая особенности ЖЖ, напишу прямым текстом - всё вышеперечисленное и близко не является «ударами по любым органам власти». То есть мы имеем здесь либо неумение автора подобрать выдвигаемым тезисам адекватные примеры, либо (что скорее всего) отсутствие оных примеров в избранном автором для «анализа» источнике. А уж заявления типа «Критические материалы советских газет – один из главных источников по изучению практики функционирования различных органов советской власти» и вовсе говорят о полном невежестве самопровозглашённого «историка» в вопросах терминологии

Слабое владение литературным русским языком постоянно манифестирует себя в корявых со смысловой точки зрения фразах. Вот, например: «...советским газетам, конечно, свойственно было и местничество и ведомственность, а иногда и клановость. «Правда» нередко отмечала факты, когда местная власть подминала под себя местную же прессу». Оставим в стороне, видимо, уже привычку автора иллюстрировать слова «часто», «нередко» и т.п. одним-двумя материалами. Оставим и то, что в приведённом случае материал говорит не о «подминании местной властью местной прессы», а о равноправном договоре местной газеты и местного отделения потребкооперации - особенности картины мира автора уже отмечены. Обратим внимание на другое: судя по строю фразы получается, что и «Правде» были свойственны перечисленные грехи? Ведь «Правда» - самая что ни на есть советская газета. Или автор хотел сказать нечто несколько не то/совсем другое? Но в таком случае откуда такая удивительная для вроде бы «учёного» неряшливость в тексте, призванном проиллюстрировать его научные потенции? Презрение к читателю? Надежда на то, что «они всё равно тупые, ничего не заметят, главное наукообразно изложить»? Или всё же это банальная некомпетентность?

Кстати, было бы крайне интересно увидеть примеры «местничества, ведомственности и клановости» совгазет - особенно лично меня интересует последнее. Внезапно выясняется, что в стране советов существовали настолько сильные кланы, что могли нагибать под себя прессу, обладающую, согласно фантазиям автора, властными функциями. Прямо срыв покровов! Вот тебе, бабушка, и хвалёный «сталинский порядок».

Но продолжим. Хотя на месте автора я бы уже закруглил - но нет, не боясь позора, он продолжает, пытаясь явить публике своё умение классифицировать «формы публикуемых материалов». Почему, правда, именно «формы», а не «виды», например? Понятно, почему. Смотрим на «формы»:

«Официальная информация о постановлениях органов власти, кадровых перестановках, материалы съездов, конференций, собраний, митингов, речи государственных деятелей, сообщения ТАСС и прочие официальные объявления, судебные отчеты, некрологи, официальные фото. Понятно, что достоверность подобной официальной информации крайне высока». Вот так просто и безыскусно - «понятно, что крайне высока». Что ж, кому-то понятно - а у кого-то и вопросы. Вот, например, когда первый замминистра МВД Папутин покончил с собой, а некролог опубликовали без указания причины смерти («ушёл из жизни»), да ещё больше чем неделю спустя - как, «крайне высокая достоверность» или всё-таки не очень? Или вот пример из рассматриваемого автором периода - белорусский «президент» Червяков застрелился после критики за недостаточную работу по выявлению «врагов народа», а в газетах написали о самоубийстве «на личной семейной почве». Это, надо думать, тоже крайне достоверно? И отретушированные «официальные фото» (есть Ежов, нет Ежова - и т.д.) тоже «крайне достоверны»?

Отдельно отмечу поразительный факт - непостижимым образом на протяжении всего текста автор умудрился не сообщить ключевую информацию о том, что «Правда» это орган Центрального Комитета партии большевиков! То ли не в курсе, то ли не придал значения, то ли вовсе позабыл. В любом случае, крайне показательно для характеристики уровня данного «исследователя». Между тем это бы сразу объяснило многое из того, что он невнятно и сумбурно пытается донести до читателя.

Борьба с русским языком идёт у автора на пространстве всего текста. «...если сегодня СМИ создают негативный и деморализующий фон, то для «Правды» характерна общая атмосфера позитивизма». То есть вроде бы и фраза простая, но без какой-нибудь глупости сформулировать не получается: почему именно «позитивизм», почему не «общая позитивная атмосфера»? Тут либо ненужные понты в стиле «я знаю много умных словей», либо опять же непонимание различия между «позитивностью» и «позитивизмом» (что есть последнее - ну вот хотя бы тут).

Далее автор, надо отдать ему должное, отмечает, что «атмосфера позитивизма» [sic!] относилась только к положению дел на пространстве соцлагеря и дружественных стран. В отношении «загнивающего капиталистического Запада» для совгазет характерна атмосфера самого настоящего «негативизма». Однако он почему-то он называет тон «Правды» в отношении капстран спокойным. И тут же приводит заметку с названием «Нищета в польской деревне», из которой следует, что «нищета, голод, рост смертности являются уделом польской деревни». Такое вот спокойствие, стало быть.

Ну и, конечно же, не обходится без удивительных открытий - оказывается, «в отличие от антисоветской пропаганды не публиковала «Правда» и откровенной лжи, как правило, ограничиваясь перепечаткой информации из иностранных изданий или анализом официальной статистики капиталистических государств». В подкрепление тезису приводится та самая статья о польском селе - ну да, не более чем компиляция из тенденциозно отобранных цитат из польских газет (хотя статистика, используемая в статье, не только официальная - «по данным газеты такой-то», «известный экономист в своей последней книге» и пр.). Другое дело, что надо бы как-то обосновать, является ли эта статья типичной для материалов о положении дел за рубежом. Но автор этим не утруждается.

Более важно другое. Не первый раз замечаю у неосоветских товарищей глубокий, неизбывный комплекс неполноценности перед Западом - вот и этот «яисторик» туда же. Оказывается, «иностранные издания» дают абсолютно достоверные сведения - раз уж «Правда», перепечатывая материалы из них, «не публиковала откровенной лжи». Смелое заявление - надо ли говорить, что излишне смелое? Естественно, не уточняется, что советской прессой использовались либо публикации из изданий левого лагеря, либо самые критические и панические материалы «серьёзных и солидных» газет и журналов. Понятно, что при таком подходе о каких-либо «спокойствии», «объективности» не стоит и говорить.

«Редакционные материалы, передовицы и редакционные статьи...» - интересно, чем так уж принципиально различаются редматериалы и редстатьи? Что же до передовиц, то они готовились не в газетах, а в аппарате ЦК партии (хотя в рассматриваемый период порой их писали и большевицкие трибуны - и в этой связи забавно, что, преувеличивая сверх всякой меры роль и влияние «Правды», автор-сталинист тем самым превозносит ненавистного своему лагерю Бухарина, который в 1919-29 главредствовал в ней). В целом этот пункт производит впечатление вымученного, добавленного «для числа».

Вообще, попытка классификации может рассматриваться как очередное подтверждение крайне слабой квалификации автора в такой ключевой для любого историка дисциплине, как источниковедение. Какой смысл искусственно дробить информационные материалы на официальные и газетные (тем более что газеты крайне редко генерируют собственные инфоматериалы)? Разграничить «государственное» и «своё»? Ну так это для совпериода бессмысленно - вся информация была, что называется, партийная (не генерированная партией - так прошедшая партпроверку на «соответствие») и попробовал бы орган ЦК ВКП(б) заняться какой-либо самодеятельностью в обход его структур.

Вызывает вопросы решительное отнесение интервью и фоторепортажей именно к информационным материалам - вряд ли частенько публиковавшиеся совпрессой фотографии всяких живтоне, видов природы и пр. являются именно информацией. Не имеют отношения к информации ни «использование материалов других изданий», ни загадочные «обзоры положения дел» - это всё аналитика. Которая справедливо автором выделяется в отдельную «форму»™. Только опять охарактеризованную как-то убого - это, оказывается, «авторские размышления по поводу событий». Аналитика вообще-то бывает не только злободневная, не говорю уже о том, что её может создавать и группа авторов.

Совершенно лишне и только запутывает читателя выделение вместо собственных газетных материалов аж трёх «форм» - редакционной, критической и художественно-публицистической. Особенно вздорно разделение последних двух - неудивительно, что «критическим материалам» автор даже не в состоянии дать внятной характеристики.

Наконец, «письма читателей». Конечно же, заявление о том, что ««Правда» использовала публикацию писем читателей для иллюстрации положения на местах» - чепуха. Учитывая авторский же комментарий пониже о том, что «значительная часть критических материалов газеты основывалось на письмах читателей», иллюстрировать ими ход местных дел было бы, мягко говоря, опрометчиво. Партийные товарищи, в отличие от «яисторика», прекрасно это понимали - потому и подавались эти письма в стиле «если кто-то кое-где у нас порой». Вот то, что письма читателей использовались «для демонстрации народного мнения и поддержки» - это абсолютно верно. Правда, в этой связи вызывает недоумение выделение такой совершенно ненужной «формы», как «дискуссионные материалы» - которые, как явствует из пояснений, и состоят из писем читателей. Но советское умение делать количество из ничего не пропьёшь!

Нельзя не согласиться и с нижеследующим признанием: «На мой взгляд, очень долго письмо в газету для советского гражданина в отдаленных местностях оставалось последним средством добиться справедливости». Оговорка про отдалённые местности кажется лишней - хотя, в принципе, под ней можно всё что угодно понимать. От Москвы, к примеру, и Тула отдалена :о)

Вообще, читать текст интересно - если отнестись к этому, в целом, бреду внимательно, то постепенно вылезут метания явно запутавшегося в собственных измышлениях «историка». То он на основании пары заметок делает решительные выводы о частоте того или иного явления или о степени влияния газеты на жизнь в стране и проведение государственной политики. А то вдруг под конец разражается сентенцией вроде «единичное письмо в газету «Правда» нельзя использовать в качестве решающего источника ни о настроении народа, ни о положении на местах». Неужто кума решила всё-таки на себя оборотиться? Но нет, это всего лишь подводка к плевку по адресу профессиональных историков, которые якобы «прибегают к... подлогу, делая глобальные выводы на основании отобранных единичных писем советских граждан в органы власти». Будучи профессиональным историком и вращаясь в среде профессиональных историков уже достаточное время, хочу развеять заблуждения автора - профессиональные историки делают глобальные выводы на основе всего доступного в рамках какого-либо фонда массива писем. Единичные же отбираются для публикаций в научной периодике или СМИ, причём не наобум, а как типичные, то есть наиболее полно отражающие настроение большинства данного рода эпистолярных произведений. В свете этого поистине абсурдно выглядят поучения невежды об «азах исторической методологии» [sic!]. Приятно, впрочем, что автор отделяет себя от профессиональных историков - значит, всё-таки осознаёт своё истинное место.

Извивам мысли автора позавидовала бы сама линия партии. Вот он пишет: «...еще раз обращаю внимание читателя: понять настроения народа по материалам советских газет МОЖНО, но не из опубликованных самой газетой писем. Лучшее отражение народного мнения – его действия... Назову два известных явления, отражающие действия и соответственное настроения противоположных частей советского общества: стахановское движение и спекуляция». Клянусь, не придумал ни слова - так и написано (даже отточия не меняют смысл ни на йоту)! Как этот горячечный поток сознания прокомментировать - не представляю. Оставляю на суд читателя.

Наконец, последний пункт «классификации» - реклама: «Хороший источник для изучения истории советской торговли и услуг, издания книг и журналов». Интересный, богатый на удивительные, захватывающие открытия приём - изучать что-либо по рекламе, а не по, скажем, архивным материалам, публикациям в СМИ и письмам тех же читателей. Что ж, судя по попадавшим в поле моего зрения текстам, товарищ «яисторик» этим и занимается - изучает историю страны советов по рекламным открыткам. Как там называют любителей глянцевых журнальчиков? Отличие только в том, что изучающий не замечает, а заметив, яростно отрицает всё непарадное, что было в советский период.

«Итоги» (по-научному - выводы) отчасти выдернуты из текста (что, кстати, не очень приветствуется в публикациях научного характера - ибо выводы это анализ собственного текста, а не повторение задов. Но мы имеем дело лишь с неуклюжей попыткой вторжения в научное пространство, так что ладно уж), как, например, первый пункт. Отчасти же это совершенно новые измышления, никак с предыдущим текстом не связанные. Что прямо указывает на то, что в научной среде называют профессиональной непригодностью. Ненадолго задержим внимание на втором пункте (««Правда» - превосходный источник для исследования синхронности и взаимовлияния событий в различных сферах жизни советского государства и общества»), но лишь затем, чтобы отметить его абсолютную пустоту, надуманность, а ко всему ещё и явную логическую зависимость от первого пункта. Зачем же было дробить? Если только по привычке ради количества. Но от количества качество, и без того, скажем щадя, невысокое, отнюдь не укрепится. Отметив это, перейдём к третьему пункту, как раз и представляющему собой новые измышления.

Внезапно выясняется, что «очень часто информация «Правды» позволяет восстановить утерянные по другим видам исторических источников данные. Тут значение материалов «Правды» вспомогательное». Так и хочется воскликнуть: «Сударь! Что же Вы молчали раньше? Ведь тут мысли на цельный пост, на богатый такой пост в полдесятка экранов!» Но автор мысль будто выплюнул вдогонку тексту, ко всему ещё и не додумав формулировку. Ибо с какого это перепугу значение газеты «вспомогательное», если другие виды исторических источников утеряны и только по газете можно восстановить данные? Ведь тут газета (допустим, что «Правда») становится источником поистине бесценным, ключевым! Складывается впечатление, что автор просто не очень понимает, о чём пишет и что хочет сказать. Сюда же и его излюбленное «очень часто»™ безо всяких примеров и намёков.

Выскажу, впрочем, крамольную мысль - никаких таких уж сведений, недоступных из других источников, при этом способных перевернуть устоявшиеся представления о рассматриваемом периоде, «Правда» не содержит и полагаться на неё в этом отношении вряд ли стоит. То есть, конечно, усидчивый исследователь (именно исследователь, а не очередной «яисторик») сможет накопать много интересного, но это вряд ли будут больше чем сноски, комментарии и иллюстрации к уже раскопанному и структурированному.

На очереди утверждение о том, что «Критические материалы «Правды» обозначают наиболее актуальные, по мнению власти, проблемы жизни советского общества, экономики и политики». Гм, ну если то, что председатель сельсовета купил себе шубу-пальто за 20 руб., или то, что газета по договорённости с промкооперацией не пишет о ней критических материалов, или то, что из райисполкома исчезли подшивки газет, или что на пимокатном заводе инсценировали выборы парткома - если всё это «наиболее актуальные, по-мнению власти, проблемы...», то распространённое ныне не слишком лестное, мягко говоря, мнение о коллективных умственных способностях тогдашней власти получает весомое подтверждение. Да от кого - от самого сторонника той власти. Чудеса, да и только :о) Хотя, может быть, просто этот самый сторонник не в состоянии подкрепить свою мысль фактами, не умеет отобрать весомых примеров для её иллюстрации.

В одном аспекте, тем не менее, класс остаётся прежним - даже «итоги» своего текста «яисторик» оснащает замечательными извивами мысли. Внезапно выясняется, что «советская газета выражает зачастую точку зрения, желания и цели лишь центральной власти. Поэтому для исследования мнения и деятельности других общественно-политических групп в СССР материалов «Правды» совершенно недостаточно». Тут хочется отогнать ощущение полной абсурдности, если не смехотворности прочитанного и всё же попытаться серьёзно задать много резонных вопросов. Например, как понимать Вас, сударь? Ведь «Правда», как Вы утверждали выше, якобы осуществляла некую «властную функцию» (ну или хотя бы даже «контролирующую») - а теперь выясняется, что она только лишь рупор верховной власти. Неужто Вы решили всё-таки встать на точку зрения тех самых профессиональных историков, которых со столь непонятным апломбом пнули восемью абзацами выше? Или: как же быть с Вашим утверждением, что по материалам совгазет (в том числе, стало быть, и «Правды» - как главной совгазеты) можно понять настроения и мнения народа? Сие утверждение отменяется? Но не означает ли это, что сим Вы фактически перечёркиваете весь свой предыдущий текст? Последнее, в общем, не вопрос как таковой, а утверждение в форме вопроса.

Я, конечно, нисколько не жду ответов на эти вопросы - ибо к дискуссии автор неспособен (чему в ЖЖ при желании можно найти массу примеров). Да и неинтересно с ним дискутировать - всё-таки одно дело, когда человек косит под невежу, и совсем другое, когда человек невежей является. Если первое интересно как забава, то второе утомляет, причём очень быстро. Важнее показать, что человек, громогласно провозглашающий (и, похоже, на полном серьёзе мнящий) себя «учёным», «исследователем» и протчая, на деле банально некомпетентен. Причём - в азах профессии, в том, чему учат на первом курсе истфака.

А то, что такой откровенный шарлатан стал любимцем и даже до некоторой степени символом борьбы с «антисоветчиной», представляется даже плюсом - каков вожак, такова и паства. Ни разу не льщу себе надеждой на то, что данный текст что-то изменит в мировоззрении представителей последней, надеюсь лишь, что людей, обладающих способностями к критическому мышлению, эти скромные заметки заставят задуматься и впредь подходить к излияниям персонажа как минимум с изрядной долей скепсиса. Что же до самих этих излияний, то через оные персонаж сделал себя посмешищем уже даже среди многих представителей левого лагеря ЖЖ, так что не будем ему мешать. Чем бы не тешился, лишь бы окружающие не страдали :о)
Tags: ЖЖ, Совдепия, Ссылки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 10 лет назад

    А вот пост, который как-то мимоходом прошёл в своё время — а между тем это очень важный текст. Хорошо, что есть возможность его актуализировать.

  • В этот день 10 лет назад

    А вот запись из времён, когда битвы с советистами на просторах ЖЖ разворачивались нешуточные!

  • В этот день 7 лет назад

    Пользуясь выражением одного из относительно недавних онлайн-критиков, «когда-то интересные содержательные статьи писал!» Вот ЖЖшка услужливо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 227 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 10 лет назад

    А вот пост, который как-то мимоходом прошёл в своё время — а между тем это очень важный текст. Хорошо, что есть возможность его актуализировать.

  • В этот день 10 лет назад

    А вот запись из времён, когда битвы с советистами на просторах ЖЖ разворачивались нешуточные!

  • В этот день 7 лет назад

    Пользуясь выражением одного из относительно недавних онлайн-критиков, «когда-то интересные содержательные статьи писал!» Вот ЖЖшка услужливо…