afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

О советской статистике

Из мемуаров Л.А. Вознесенского «Истины ради» (М., 2004, с. 20-25):
Бeз статистики в хозяйственном и государственном управлении не обойдешься, а в научной работе путем различных сопоставлений и расчетов не так уж трудно, чаще всего, даже из казенно-оптимистических цифр получить более близкие к действительности и, как правило, отрезвляющие данные. Так что задача состоит лишь в том, чтобы относиться к публикуемым сведениям с дозой здоровой критичности. Приведу два-три маленьких эпизода из моего знакомства с этой наукой и практикой.

Началось все на студенческой скамье, когда на экзамене по этому предмету на втором курсе я чуть было не получил «двойку» из-за того, что преподаватель на обложке моей тетради, которую он захотел просмотреть, обнаружил знаменитое высказывание Б. Дизраэли: «Есть ложь, подлая ложь и статистика» (в некоторых современных переводах - «ужасная» или даже «гнусная ложь»). Спас я свою, теперь уж не помню, «четверку» или «пятерку» ссылкой на то, что его автор - премьер-министр Великобритании во второй половине XIX в. - говорил и мог говорить так только о буржуазной статистике, поскольку никакой иной в мире тогда и не существовало.

Прошло несколько лет, я вернулся в университет, чтобы завершить образование после тюрьмы и лагеря, набравшись там, среди прочего, кое-какого «производственного опыта», и однажды у меня состоялся разговор с В.Н. Старовским, тогдашним начальником Центрального статистического управления СССР, преподававшим на экономическом факультете МГУ.

- Владимир Никонович, знаете ли Вы, что все наше строительство держится, как говорят сами его работники, на трех китах - на блате, мате и на «туфте» (так на жаргоне назывались приписки)? Первые две позиции в комментариях не нуждаются, а вот в масштабах третьей я убедился на практике. Существующие нормы и расценки таковы, что удержать рабочего на стройке мало-мальски приемлемым заработком можно лишь, вписывая в наряды фактически не выполнявшуюся и трудно контролируемую в этом отношении работу: «подноска пиломатериала на 100 метров с подъемом на 5 метров вручную», «копка траншеи такой-то ширины и глубины в грунте такой-то (желательно - самой тяжелой) категории с последующей закопкой» и т. д. Мало того, этот уже фальсифицированный документ, поднимаясь по ступеням административно-хозяйственной иерархии, обрастает новыми дополнениями подобного рода, ибо на каждой из них люди тоже рассчитывают хоть как-нибудь увеличить свой заработок.

В конце концов эти дутые сведения поступают в ЦСУ. Там их сводят воедино, не зная, сколько же реальных материальных ценностей стоит за такими обобщенными стоимостными данными и сколько в них «воздуха», приписок. Но самое скверное здесь то, что такие сводные данные, поступая в Госплан и Правительство, служат исходной базой для планирования будущего периода и уже в силу одного этого обрекают намеченное на провал. Причем в следующем плановом периоде размах этого маховика и скорость его вращения только увеличиваются, и я с ужасом думаю о времени, когда он сорвется с оси, круша все вокруг. Так делаете ли Вы что-либо для того, чтобы как-то элиминировать, исключить, влияние этого фактора - «туфты» - и сделать статистику более достоверной, а значит, и основанное на ней планирование более реальным?

Подумал-подумал Владимир Никонович и сказал в ответ на мою тираду:

- Сейчас готовится постановление Правительства, ЦК и профсоюзов «О повышении заработной платы низкооплачиваемым рабочим и служащим». Это должно смягчить ситуацию, о которой Вы рассказываете.

Я с большим уважением относился и отношусь к нему, давно ушедшему из жизни, поскольку знал его как выдающегося профессионала своего дела, но этот ответ меня глубоко разочаровал: стало понятно, что и здесь наука не имеет своего голоса, полностью и беспредельно остается в роли безропотной служанки политики со всеми ее виляниями и провалами. А это было, есть и будет губительным и для той, и в конечном счете для другой.

Примеров сокрытия реального положения дел и даже прямых фальсификаций как в собственно статистике, так и в социологических исследованиях тьма-тьмущая. Многие знают, скажем, что при Сталине итоги Всесоюзной переписи населения 1937 г. были просто «отменены», поскольку они его не устраивали, а большинство руководивших ею людей - расстреляны. А какие «блистательные» перспективы перед руководителями страны для их самообмана и обмана отечественной и зарубежной общественности (и дополнительного изъятия зерна у производителей) открыло подписанное им и А. Андреевым - под благовидными предлогами, разумеется, - Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 6 декабря 1942 г., где, в частности, сказано: «Воспретить ЦСУ Госплана СССР и Наркомзему СССР собирать данные о фактическом намолоте урожая в колхозах как искажающие действительное положение дел с урожайностью и впредь пользоваться в оценке урожая только данными видовой оценки, производимой органами ЦСУ до начала уборки»! Кстати, отсюда и возникли в докладе Маленкова на XIX съезде партии победоносные 8 миллиардов пудов зерна, что якобы позволило решить зерновую проблему «окончательно и бесповоротно». В действительности тогда собрали не более 5 миллиардов, а до реальных 8 миллиардов (амбарный урожай) страна добралась - по статистике же - только через шесть лет, в 1958 г. Ну а о том, что вскоре после этого мы десятки лет закупали зерно за рубежом, еще никто не забыл.

При ставшем Председателем Совета Министров Маленкове статистика поведала о бурном росте фондов потребления - в немалой степени просто потому, что в них были «переведены» из других разделов данные по городскому транспорту и некоторым иным позициям, ранее в эти фонды не включавшимся. К тому же тогда были использованы накопленные до того продовольственные и прямо или опосредованно пригодные для бытового потребления вещевые стратегические запасы страны, что тоже увеличило показатели народного благосостояния.

Что же касается недавнего, «ельцинского» времени, приведу лишь одно высказывание солидной английской газеты «Файнэншл таймc»: «Госкомстат России манипулирует цифрами, чтобы создать впечатление начала экономического роста в стране. Госкомстат, показав рост российской экономики в январе - феврале 1997 года, попросту увеличил для этого оценочные показатели объема теневой экономики в России, оставив без изменения данные прошлого года, которые использовались для сравнения. Без такой манипуляции расчеты показывают падение объемов ВВП (валового внутреннего продукта. - Л.В.) России в январе -феврале нынешнего года на 6%».

Пожалуй, хватит и этих фактов, чтобы иметь право сказать: а Дизраэли-то, сам того не подозревая, своим афоризмом вышел далеко за рамки XIX в. Уж слишком сильным орудием или оружием, если угодно, в политической борьбе является статистика, чтобы любая власть в любой стране и в любую эпоху пренебрегла ею. И не только сильным, но и удобным в пользовании: ответ в статистике часто может быть запрограммирован умелой постановкой вопроса. В результате формально все будет правильно, а по существу окажется издевательством над наукой, над истиной.

Между прочим, не всегда осознается, что это оружие - статистическое мифотворчество - обладает весьма опасным свойством и для тех, кто его применяет: через некоторое время оно обращается против них самих. Ведь раздутая сегодня цифра завтра или послезавтра, точнее, уже в следующем месяце, квартале, году и т.д. станет точкой отсчета при подведении итогов за очередной период, и чем выше она была, тем менее выразительным окажется новый результат, даже если успех имел место в действительности. Поэтому при смене руководства в стране органам статистики нередко приходилось пересматривать прежние данные, чтобы очистить их от приписок в прошлом и тем самым… освободить место для приписок в настоящем. Увы, психология временщиков (после нас - хоть потоп!) пустила слишком глубокие корни в аппарате государственного управления.

То, что в нашей стране не только статистика (как, впрочем, и вся экономика, теоретическая и практическая) - заложница и наложница политики, относится и к нашему советскому прошлому, и уж тем более - к современности. Боюсь, что сиюминутный политический интерес, сдобренный к тому же и своекорыстными вожделениями правящих кругов России, еще долго будет довлеть над объективным, элементарно грамотным и своевременным экономическим анализом, не только порождая иллюзии и у самих «верхов», и у «низов», то бишь у населения, но и создавая почву для тотальной лжи в качестве одного из основополагающих «принципов» управления. К сожалению, у «государственной» лжи ноги, вопреки поговорке, оказываются не такими короткими, как у бытовой, но чем дольше она тянется, тем более мощной разрушительной силой становится. Годы ельцинского развала, прозябания и гниения страны служат тому неопровержимым доказательством.

Впрочем, чтобы не слишком сильно огорчать подобными мыслями разрушителей всего и вся, дам им возможность в случае чего сказать с легким вздохом: «Всегда так было…» - и прикрыться при этом авторитетом известного управленца и к тому же «корифея всех наук». Приведу с этой целью, со слов профессора Ш.Я. Турецкого, работавшего некогда в союзном Госплане, один эпизод полувековой давности.

Дело происходило вскоре после Отечественной войны. Однажды председатель Госплана, вызвав к себе начальника Сводного отдела С-го, показал тому жесткую резолюцию Сталина на документе, который незадолго перед тем был ему направлен. Он представлял собой аргументированные, подкрепленные расчетами соображения Госплана о невозможности и нецелесообразности дополнительного и весьма значительного налогообложения крестьян, идею которого выдвинул Сталин. Позиция Госплана и его председателя вызвала явное раздражение у «корифея», и он своей резолюцией потребовал немедленно исполнить его первоначальное указание.

- Что будем делать, товарищ С-й? - спросил председатель у своего, как считали не без оснований в аппарате, любимца, которого он всячески поддерживал и выдвигал.

- Как что? Выполнять указание товарища Сталина, - бодро ответил тот.

- Но ведь документ, над которым мы с Вами так основательно работали, - не формально-бюрократическое послание: в него вложен наш разум ученых, приведены неопровержимые доказательства того, что вступить на предложенный путь - значит окончательно погубить деревню. И теперь мы должны написать нечто прямо противоречащее нашим аргументам и выводам?

- Да; и сделать это можно.

- Каким образом?

- Надо взять за исходный пункт наших размышлений позицию, диаметрально противоположную той, которая была у нас, и логически ее развернуть.

- И Вы можете это сделать? — Конечно.

И С-й изложил свою новую концепцию, которая формально полностью оправдывала идею Сталина. Председатель молча выслушал своего сотрудника, подошел к окну, открыл его, несколько раз глубоко вдохнул морозный воздух Моховой улицы и сказал:

—Ну и б.... же Вы, С-й! Вон из кабинета!

К сожалению, жизнь очень скоро показала, что эта нелицеприятная характеристика была совершенно точной: С-й предал своего шефа, подтвердив ложные обвинения, использованные при фабрикации так называемого «ленинградского дела», в связи с которым тот был расстрелян. Эта роль С-го была хорошо известна старожилам Госплана, передававшим рассказ о ней приходившей туда на работу молодежи, и презираемый поколениями сотрудников бывший начальник его Сводного отдела в здании на Моховой, говорят, уже никогда не появлялся. «Герой» этих строк прямо назван в воспоминаниях Д.Т. Шепилова, давшего ему такую же, самую отрицательную с позиций элементарной нравственности характеристику.

Что же касается налогов на крестьян, то, по давним рассказам старых экономистов, Сталин через некоторое время убедился в ошибочности своего требования: постоянное завинчивание налогового пресса не только окончательно разоряло деревню, но и делало шатким положение всей экономики, опирающейся, можно сказать, на два столпа - промышленность и сельское хозяйство. И если один из них «усыхает» или разрушается, возникает опасность падения всей конструкции, всего народно-хозяйственного комплекса. Поэтому еще в конце жизни «корифея» были, вроде бы, подготовлены проекты постановлений об облегчении налогового бремени для сельского населения. Принять их он не успел, и эти разработки сразу же использовал, став Председателем Совета Министров СССР, Маленков. Именно поэтому в деревенских избах еще в течение многих лет мне бросались в глаза его портреты, вырезанные из журналов, а то и из газет.

Но вот в 1999 г. была обнародована стенограмма июльского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором тот же Маленков, оказывается, буквально через несколько месяцев после смерти Сталина упомянул об очередном рецидиве в представлениях «вождя» относительно положения деревни и возможности бесконечно решать те или иные проблемы за счет ее ограбления. «В связи с задачей подъема животноводства в феврале месяце этого года т. Сталин настойчиво предложил увеличить налоги в деревне на 40 млрд. рублей. Ведь мы все понимали вопиющую неправильность и опасность этого мероприятия. Мы говорили, что все денежные доходы колхозов составляют немного более этой суммы. Однако этот вопрос не был подвергнут обсуждению, коллективность в руководстве была настолько принижена и подавлена, что приводимые т. Сталину доказательства были им безапелляционно отброшены».

Не берусь логически увязать между собой эти рассказы, хотя каждый из них в отдельности сомнений у меня не вызывает. Скажу лишь, что история постоянно преподносит уроки, которые в нашей стране до сих пор не были способны усвоить никакие власти. Они не хотели учиться ни на чужом, ни на своем опыте, ибо, добравшись или дорвавшись до вершин управления, самоуверенно полагали, что теперь они могут не считаться ни с кем и ни с чем, в том числе и с закономерностями развития природы и уж тем более - общества. Расплачивались же и расплачиваются за эту убогость ума недостаточно подготовленных, самовлюбленных и бесконтрольных честолюбцев, ставших руководителями, миллионы людей, да еще и во многих поколениях.

Так не стать ли нашей стране, накопившей как раз в этом отношении «богатейший» опыт, первой, которая докажет, что расхожая истина «Каждый народ имеет то правительство, которого он заслуживает» способна нести в себе и глубоко положительный смысл? Не так уж много для этого и требуется: всего-то несколько десятков лет интенсивного, подлинно и всесторонне демократического развития общества во имя высокой, одухотворяющей цели на основе прочного и значительного экономического прогресса. Тогда и только тогда страна и ее народ будут застрахованы от исторических зигзагов, подобных кровавой сталинщине, или постыдных провалов, подобных бандитски-воровской ельцинщине. Может быть, история все же наконец-то и хоть чему-то нас научит?
Tags: История, Совдепия
Subscribe

  • Про «царизм»

    Очередная годовщина гибели Царской Семьи - хороший повод рассказать о мероприятии, на котором я побывал аж в 2019 году. Репортаж о нём - тут, но мне…

  • Про американских президентов и «нулевые» годы

    Читаю книгу Пола Джонсона «Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы» (хорошая, интересная, много неожиданного). Наталкиваюсь на ранее…

  • Про дневники Николая II

    В день рождения Государя сам писать ничего не буду, дам лучше ссылку на хороший материал: «Каким был Николай II: свидетельство дневников». Автор -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Про «царизм»

    Очередная годовщина гибели Царской Семьи - хороший повод рассказать о мероприятии, на котором я побывал аж в 2019 году. Репортаж о нём - тут, но мне…

  • Про американских президентов и «нулевые» годы

    Читаю книгу Пола Джонсона «Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы» (хорошая, интересная, много неожиданного). Наталкиваюсь на ранее…

  • Про дневники Николая II

    В день рождения Государя сам писать ничего не буду, дам лучше ссылку на хороший материал: «Каким был Николай II: свидетельство дневников». Автор -…