afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

Новороссийская археологическая экспедиция - 2011

Ну что же, дорогие мои, вот я и вернулся. Вообще-то это произошло ещё утром позапрошлого дня, но полноценно, с доступом в онлайны и ЖЖшку - вот только примерно сейчас. Как уже указывалось, пребывал я в археологической экспедиции на югах, о чём сейчас довольно-таки вкратце напишу.

Поездку мне устроил научник, имеющий дружественные отношения с руководителем экспедиции, коя работает под эгидой РГНФ и Института археологии РАН. Дислоцируется она в районе города-героя Новороссийска, а именно в станице Раевская (с филиалами на хуторах Красная Батарея и Молдаванка). И был я в той экспедиции со 2 августа по 2 сентября, а ежели учесть переезды туда и оттуда, то с 1 августа по 4 сентября. Т.е. отъехал капитально - так надолго я из Москвы и окрестностей ея не выезжал уже даже не помню сколько. Однако же о времени, потраченном на археологию, совершенно не жалею - хотя, признаться, наряду с массированными плюсами имели место и весьма ощутимые минусы. Китайцы оценивают правление Мао в пропорции «70% позитива - 30% негатива», у меня пропорция получше будет - позитиву все 90% начислю.

Matters of the Heart

Но сначала о дурном. Хотя как посмотреть, дурное ли оно... В общем, такое дело имеет место быть, что всякий раз, выезжая куда-то за пределы Москвы в поездки, связанные с пребыванием в смешанном в гендерном отношении коллективе, я вляпываюсь в ситуацию, окрашенную чувственными переживаниями по отношению к представительнице противоположного пола. Как нетрудно догадаться, втюрился я и тут - объектом на сей раз стала прекрасная МГУшница. Поначалу мне казалось, что я имею шансы, однако ход стремительно развивавшихся событий показал, что стоило бы не раз перекреститься - ибо в самый разгар собственных чувств я оказался безжалостно отвержен. Полагаю, немалую роль в моём фиаско сыграла общая скованность, коя всякий раз настигает меня в незнакомых коллективах, принуждая значительную часть времени посвятить осторожному и поэтапному налаживанию контактов и общему вживанию в атмосферу, - мой же счастливый соперник являлся относительным старожилом экспедиции и имел более выгодные стартовые позиции (сие, впрочем, несильно облегчило мои переживания). Если же добавить общую деликатность мою в делах сердечных и даже, что уж там, застенчивость, - исход кажется предрешённым.

Не скрою, минорная направленность переживаний, усиливаемая неизбежным наблюдением за развивающимся романом (ибо все мы находились на одной базе и волей-неволей должны были сталкиваться на весьма ограниченном пространстве), не раз подводила меня к мыслям о желательности раннего окончания экспедиции - но я всё же переборол малодушие, предавшись вместо того унынию и самокопанию, стремительно переходившему в самоуничижение. Помощь пришла, откуда не ждал, - а именно, со стороны нижегородской части экспедиции, копавшей на другом объекте, той самой Красной Батарее, расположенной за 60 км от основной базы. Я был - по причинам, до сих пор тёмным для меня, - избран ими для усиления состава, изъят из базового коллектива и перемещён в пространстве. Благодарность моя за это не знает границ, ибо, как в песне поётся, «the distance heals the strongest pain». К тому же, мои новые коллеги, видимо, почувствовав мой падший дух и вызнав причину, приложили все усилия, чтобы убедить меня в том, что, образно выражаясь, объект моих чувств того не стоил. До сих пор я не определился, что думать относительно стоящести объекта, - однако же в тот момент уверения старших товарищей меня спасли и безмерно помогли выбросить из головы лишние переживания. И, несмотря на то, что последняя неделя прошла всё же на базе, тягость неразделённой любви исчезла, уступив место лёгкой печали о несложившемся. Хотя, как поётся в другой песне, «you can't miss what you've never had».

Надо сказать, что произошедшее весьма напомнило мне ситуацию, имевшую место во время моей польской поездки 2008 года - вплоть до типажа главной героини. В этой связи хорошо хотя бы то, что я примерно вижу, какого типа барышни и молодые дамы имеют надо мною власть :о) А нехорошо то, что ситуация-то повторяется... Вообще, ехал я в экспедицию отнюдь не за любовными приключениями и, по идее, оные должны были бы быть побочным продуктом, никак уж не предназначенным отравлять существование, - получилось же более по-другому. Что ж, полагаю, это мне урок и опыт.

Ну и да, как говорил незабвенный Уоррен Канн, - «I'm still searching».

Work till you're musclebound

«За чем же ты ехал, как не за бабами?» - можете справедливо спросить меня вы. Как ни парадоксально, а ехал я за грубым трудом, имея целью хоть сколько-нибудь улучшить свои физические кондиции. Что ж, за чем ехал - то и получил, а именно массу физического труда. Чего я только не переделал за месяц в экспедиции - и тачки с землёй таскал, и грунт штыковой лопатой нарезал, и грунт совковой лопатой откидывал, и скамейки красил, и всякое-разное туда-сюда с той или иной целью таскал, и... По большей части работать приходилось совком. В процессе убил три штуки данного инструмента - так что бойтесь меня, совки :о) Кстати, если учесть, что при посвящении меня в археологи (а состоялось сие 14 августа в неофициальный День археолога) я из коробки вытянул памятный черепок с надписью «совочек» - и направленность моего ЖЖурнала, и наиболее вероятная направленность моей дальнейшей работы в науке становятся уже совсем какими-то очевидными, прямо как будто высшие силы сами меня направляют. Вот-с, ну и совковой лопатой я овладел практически в совершенстве.

Хотя, не скрою, погружение в атмосферу интенсивного физического труда не прошло для меня гладко - организм явно не понял резкой смены привычных условий существования и сопротивлялся. Так, в первый же день на раскопе я умудрился спустя меньше чем час после начала рабочего дня сорвать себе спину - и следующие шесть часов провёл в беспомощном состоянии на земле, отлёживаясь и имея ничтожные возможности пошевелиться без резкой, пронзительной боли. На базу вернулся чудом, хотя прогревшаяся после полудня земля дала определённое облегчение. А там уж разминки, солнечные ванны и массаж помогли практически полностью избыть последствия происшествия и уже через день я был во всеоружии. Хотя спина в районе поясницы побаливает при сильных напряжениях до сих пор, надо к дохтуру сходить на всякий пожарный.

Несмотря на трудности адаптации, работал я честно, хотя и в меру сил. Признаться, в плане качества грунта мне более всего понравилось на базе нижегородской группы - практически без камней, с более выраженным культурным слоем. Хотя и более однородным - если на основных раскопах случались самые разные находки, от всевозможной керамики через монеты и кости вплоть до скелетов, то самой неожиданной находкой на нашей периферии был немецкий снаряд, в остальном же - керамика, кости, ещё раз керамика, много её. Причём в основном мелкие фрагменты - в этой связи очень большое веселье в экспедиции вызвал дешёвый трюк с «нахождением» Путом двух целых амфор. Нас, археологов, не обманешь :о)

Работалось в целом хорошо, хотя, против ожиданий, физический труд не избывал сердешных страданий. Энтузиазм попёр на «нижегородском» раскопе, где и отвлекающих факторов было меньше, и компания подобралась более подходящая. А уж по-настоящему я размахался за неделю до отъезда, когда даже временами накатывавшая жара лишь приглушала темп работы. В этой связи я совершенно не был против ещё одной недельки - но увы, отъезд значит отъезд. Руки, кстати, до сих пор побаливают - в такой раж вошёл. Хотя в последние дни раж вызывался не только собственным желанием, но и необходимостью - начался аврал с незавершёнными раскопами, которые потом надо было засыпать (т.н. «рекультивация местности»), так что график оказался очень напряжённым.

Результатом стали если не литые мускулы (гы), то уж точно потеря изрядной доли жировых отложений. С радостным удивлением обнаружил по возвращении, что без каких-либо трудностей влезаю даже в те штаны, которые ещё пару месяцев назад создавали серьёзные неудобства при попытке надеть их. То есть что я хочу сказать: желаете скинуть лишнего веса - ищите ближайшую археологическую экспедицию :о)

Теперь, чтобы форму не потерять, решил возобновить пробежки с утреца, практиковавшиеся ранее. Причём так как подъём у нас был в 5.30-6.00, во столько и хочу отныне вставать. Посмотрим, как с моим рабочим ритмом это получится, но если получится, будет очень даже замечательно. Что же касается физической работы, то мелькнула мысль бегать по утрам на близлежащую стройку, часок-другой покидать в карьере землицы, но, полагаю, лучше будет купить что-нибудь типа штанги.

In the Summertime

Лето нынешнее, в пику предыдущему, выдалось довольно ровным и щадящим по погоде - по-настоящему жарких дней не набралось бы и на неделю общей сложности. Бывало, конечно, что накатывало - тогда работа становилась плохо переносимым удовольствием. Но в основном погода стояла тёплая и солнечная в меру. Бывало, что шли дожди - однако на грунте это не сказывалось практически никак (во всяком случае, на базовых раскопах), высыхали моментально. Лишь однажды, уже в отъезде, пришлось прерваться из-за разверзшихся хлябей, да пару раз лило уже по окончании основных работ, под вечер. В целом, таким образом, погодой я лично доволен. Довелось загореть весьма и весьма заметно, что приятно.

С другой стороны, вода в море была по большей части довольно прохладной - в этой связи я понял, что вот как-то не ловлю большого кайфа от плавания, и в основном релаксировал на берегу. Причём не только на городском пляже Новороссийска, но и на других туристических местах - а был я практически везде: и на Косе, и на Широкой Балке, и на Мысхако (первый приезд куда оказался во всех отношениях нерадостным и безмазовым - зато второй полностью сгладил такое впечатление), разве что не удалось выбраться в Абрау-Дюрсо - ну да это в другой раз уж тогда.

Отдельной строкой нужно упомянуть мою давнюю страсть - арбузы, которые входили в непременный комплект для перекусов на раскопах. Мне рассказывали ужасные истории о людях, которые так обжирались этим фруктом за время экспедиции, что потом уже смотреть на него не могли, и я уже начал побаиваться за моё пристрастие - однако нет, ничего страшного не случилось, и к зелёно-красным плодам меня тянет по-прежнему. В целом. относительно еды пожаловаться абсолютно не на что даже при том, что далеко не всё подававшееся я не то что люблю, а вообще ем. Помахаешь часов 7-8 лопатой - съешь всё, что дадут :о) Вообще, экспедиция оказалась отличным опытом по закалению характера и преодолению всяких негативных последствий городского комфорта - так, например, на базе не было горячей воды и даже устройства по подогреву воды холодной. Горячая вода для меня - ценность непреходящая, и тем не менее я сумел выйти из ситуации с относительной честью, да там и выбора иного не было - ходить пыльным и потным удовольствие лишь для понимающих толк в извращениях. То же и с сортиром, коий представлял собой ни что иное как пресловутую дощатую кабинку с дырой в полу - ничо, и к этому привыкаешь и даже не замечаешь неудобств. На «нижегородской» базе было не в пример легче - ибо располагалась она в пустующем доме и там полноценно функционировали и душ, и всё протчее.

Ещё одним приятным опытом оказалось практически полное отключение от информационных потоков - на базе не было ни радио, ни компьютеров, и даже телевизор показывал очень плохо и его почти не смотрели. В этой связи был полностью лишёл всяких новостей и лишь обрывочно представляю, что происходило в августе - так что кому не лень, можете мне перечислить интересные события, ежели таковые имели место, буду блогодарен.

Особо вспоминаются различные эксцессы вроде ночёвки в хозпомещении без дверей и стёкол на окнах на жёстком топчане под весьма эфемерным одеялом в одну очень холодную и ветренную позднеавгустовскую ночь - когда лежишь и боишься пошевелиться, лишь бы не стало ещё холоднее. Зато закалка - даже не простыл! В доме на втором раскопе тоже нашлось мало места для комфорта - спать надо было на полу, ибо кровати все бывшие хозяева вывезли. Ничего - отлично засыпается и спится :о)

В общем и целом, даже мелкие неудобства я научился ценить и считаю, что без них поездка весьма утеряла бы - ибо с перинами и интернетами чем бы это всё так уж отличалось от моей привычной жизни? А тут - погружение в иную, более простую и неприхотливую среду, смирение и опрощение. Не будет преувеличением сказать, что я ловил своеобразный кайф от обстановки.

Quiet life

Местность, в которой мы жили - а именно Новороссийск с окрестностями - как известно является зоной перманентно накаляющейся межнациональной дружбы. Об этом нас, новичков, практически сразу по прибытии проинструктировало руководство. Ибо в ранние годы имели место неоднократные эпизоды, когда горячие местные парни особо гордых народностей являлись в количествах выяснять отношения из-за «неправильного» поведения «москвичей» (коими прозываются все приезжие). Справедливости ради, инструктаж касался и взаимоотношений с местным русским населением - носящим в среде старожилов прозвание «кубаноидов». Правила были простыми - парням не заниматься молодечеством, барышням по возможности держаться «своих» парней и не вступать в вербальный контакт, и вообще не отсвечивать, вести себя скромно и не давать поводов. Надо сказать, что хотя молодечеству наши ребята предавались (ибо сдержи-ка студентов, разгоряченных горячительными напитками!), но происходило это в основном на базе и в местах проведения различных праздничных мероприятий и не повлекло каких-либо осложнений в отношениях с местными. Если, конечно, не считать соседа - живущего прямо впритык с нашей базой шибко активного пенсионера с то-ли военно-контрразведным, то ли гэбнячьим прошлым, который вот уже который год донимает всё местное начальство от участкового до губернатора жалобами на соседей-археологов, т.е. нас. Впрочем, на этого местного сумасшедшего уже научились не обращать особого внимания.

Сама местность проживания - а именно Раевская и Красная Батарея (так же, как и те поселения, которые были проезжаемы во время перемещений туда и обратно) - произвелa довольно неоднозначное впечатление. С одной стороны, весьма активное строительство - причём не стандартные домишки, а хоромы в несколько этажей из кирпича, с причудливыми причудливостями и понтами. Как удалось уловить из разговоров старших, это либо хорошо себя чувствующие местные, либо новороссийцы, либо не такие уж и редкие северяне, поднявшиеся там и решившие сменить климатический пояс. С другой - на окраинах поселений много домов на продажу. В одном из таких мы и жили на КрасБате. Т.е. наличествует и процесс оттока населения. Хотя местность не производит впечатления заброшенной и упадочной - в отличие от мeстностей Центральной России, как явствует из разговоров с коллегами по экспедиции: смолянами, нижегородцами и отчасти псковичами. Слышал не внушающие оптимизма рассказы о массово оставляемых и продаваемых домах, закрывающихся школах в сёлах и небольших городах, оттоке молодёжи поближе к столицам и т.д.

Из курьёзов слышал от смоленских ребят, что в их области целые районы переходят с алкоголя на лёгкие наркотики - «травку». С чем связано и чем обусловлено - не берусь судить. Впрочем, выпивали многие мои младшие коллеги весьма знатно - я же не мог составить им достойную компанию из-за какой-то очень скучной реакции на алкоголь: больно быстро меня от этого дела в сон клонит. Так что я предпочитал ретироваться, нежели испытывать возможности своего организма. Но, кажется, на общение с народом это в целом не повлияло.

Хотя, признаться, общение с людьми на десяток лет младше мне даётся с видимым трудом - ибо часто не могу найти точек соприкосновения. Конечно, очень интересно наблюдать за молодёжью - но вот на равных «вписаться» уже представляет собой трудность. Возможно (и даже скорее всего), недостаток социализации. И возможно же, что в этом одна из причин моего epic fail'а на чувственном фронте. Как бы то ни было, общение куда лучше и проще сложилось не с юными смолянами, а с более близкими по возрасту нижегородцами.

Среди других курьёзов, уже культурного плана - невольное знакомство с множественными примерами блятняка, активно слушавшегося нашим доблестным водителем дядей Володей. Сказать, что я «русский шансон» не слушаю - значит сильно снизить накал моего отношения к этому явлению, но в данном случае я смиренно принимал обрушивавшиеся на меня испытания и даже пытался проявлять внимание к извергавшемуся. Приведу в этой связи несколько особо оставшихся в памяти цитат из творений Миши Круга и иже с ним:

«Короче кажутся срока, когда поют о маме»

«Те, кто нас когда-то не любили, все назад просились - но отсос»

«Вы непростая блядь и пользуетесь высшим спросом»

«Вышел на арену ресторана на глухарь обкуренный скрипач»

«Он много раз, ребята, мне был молочным братом»

«Чифирнуть бы ништяк - да голяк»

«Не сойдутся Москва с Невой нежной девочкой сентября»

«Не видишь грустный взгляд мой, что-ли, Оля?»

«Попал я в центровой амур»

В общем, замечательные, вдохновляющие примеры поэзии, меня, как тоже поэта, никак не оставившие равнодушным. Наложившись на мой собственный «центровой амур», они дали результатом некоторое количество поэтических произведений диапазоном от сопливо-романтических до шутливо-пафосных, одно из которых, посвящённое такому, казалось бы, прозаическому явлению, как щебень, принесло мне триумф на уже упоминавшемся Дне археолога. Впрочем, вне контекста эти стихи не будут оценены по достоинству, посему не стану развивать тему. Приведу лишь самое общедоступное и неопровержимое, порождённое каждодневным жизненным опытом:

Навернуть капусты с луком -
это лучше, чем наука!

Бутерброд с тушёнкой лучше
достижениев научных!

Горох и картошка мочёная
всяко лучше, чем степень учёная!

Как видите, активная работа у меня шла не только на фронте физическом, но и на творческом фронте тоже :о)

Археология у меня была не только копательная, но и собирательная - а именно, на КрасБате со своим чутьём на книги нашёл в углу подсобного помещения целую мини-библиотеку, разом убив сетования коллег на то, что,мол, читать нечего. Немало книг и привёз оттуда - в основном всякое советское. А во время поездки в гормузей Новороссийска утянул со свалки подборку журналов «Эхо планеты» и «Наука и жизнь» за конец 1950-х - первую половину 70-х и пару номеров «Социалистической индустрии» из 1980-го. Увезти домой получилось лишь ничтожную часть, но, с другой стороны, ничего особо интересного эти журналы собой и не представляли, убогая пропаганда, по большей части. Впрочем, интересное и там есть, со временем выложу :о)

Кстати, с наследием красных в Новороссе, увы, всё благополучно - город просто замусорен памятниками и улицами в честь «идеи» и её проводников. Хотя не без курьёзов - так, имеется единственный, кажется, в стране памятник «бровеносцу в потёмках». Его заказали на сэкономленные средства два местных пенса - и потом поднесли в дар городу. Надо же вот было додуматься, чтобы явно немалые деньги отдать не семье, внукам, там, а на памятник «Лёньке»! С другой стороны, полно символики «едросни» - кажется, из актуальных политсил только она и представлена. А, ну и ещё «народный фронт» :о) В общем, город в этом смысле производит не самое выгодное впечатление.

The end

Ладно, что-то я тут растёкся мыслею по древу, наверное, не всякий досюда и дочитает. Подводя итоги, скажу, что, несмотря на все переживания, месяц пролетел как-то очень уж быстро. Вот уж вчера звонили из вуза, оказывается, у меня какие-то там пары начинаются - вообще дикость! Так не хочется всей этой фигнёй опять страдать - но надо. Посему буду потихоньку включаться в рабочий ритм - а славную свою поездку «на археологию» сохраню бережно в памяти и не раз к оной возвращусь. Следующим же летом, даст Бог, вернусь и на базу - надо закрепить и развить впечатления. Так что через год должен быть новый отчёт, надеюсь, позитива там окажется на 10% больше :о)

З.Ы. Ещё реминисценциев
Tags: Путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →