afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Categories:

Немного о «царских буржуях-кровопийцах»™

ИСТОРИЯ НАШЕГО БИЗНЕСА — МОСКОВСКИЙ МИЛЛИОНЩИК

Станция «Станколит», что между Рижским и Савеловским вокзалами. В окне электрички медленно проплывают красные кирпичные корпуса завода «Борец», на фронтоне одного из них видна выложенная каменщиком цифра «1898». На заводе, получившем свое непримиримое имя за активное участие в трех революциях, уже мало кто помнит о бывшем его владельце — Густаве Листе.

Густав родился в 1835 году в Берлине в многодетной семье известного книготорговца Иоганна Листа. Он был младшим, средств на обучение не хватало, поэтому его отдали в кузнечную мастерскую подмастерьем. Судьба готовила ему много крутых виражей. Пожил в Америке, там в совершенстве освоил токарное дело — брал даже призы на соревнованиях токарей, изучил литейное производство.

В 1856 году Лист по приглашению своего брата Адольфа, строившего на юге России первые сахарные заводы, поступает механиком на сахарный завод в Воронежской губернии. С этого момента и вплоть до смерти в 1913 году весь организаторский талант и знания теперь уже Густава Ивановича Листа были связаны с Россией.

В российской глубинке он обратил внимание на колоссальные бедствия от пожаров, на отсутствие каких-либо противопожарных средств. Лист, используя иностранные аналоги, строит свою первую пожарную трубу и оборудует первый сельский пожарный обоз. На крыше завода он устраивает круглосуточный наблюдательный пост, по сигналам которого пожарная команда выезжала на тушение пожаров в окрестных деревнях. Так Лист положил начало первой вольной сельской пожарной дружине в России.

В 1863 году он основывает в Москве на Петровке слесарно-механическую мастерскую. Его пожарная труба образца 1864 года представляла собой двухцилиндровый насос, установленный на деревянной скамье и снабженный гибким всасывающим шлангом с фильтром, а также пожарным рукавом с брандспойтом. Вес не превышал 100 кг, производительность достигала 11 ведер в минуту. Поначалу мастерская была небольшая — всего несколько человек, и сам хозяин наравне со всеми принимал участие в изготовлении труб.

Удача сопутствовала новому предприятию. В 1863 году его изделия удостаиваются Золотой медали Политехнического общества, а на следующий год на Всероссийской выставке заслужили сразу две серебряные медали. Успех этого пожарного оборудования определялся не только благодаря «простоте, соединенной с прочностью, отчетливой отделкой и силой действия» (из прейскуранта АО «Густав Лист»), но и широкой рекламе — Лист придавал ей огромное значение. К 1913 году в коллекции Листа уже 95 высших наград и право ставить на все свои изделия целых два изображения государственного герба Российской империи (до революции даже один царский орел считался знаком высшего качества).

Продвижению продукции на отечественном потребительском рынке способствовал и удивительный дар Листа предвидеть перспективное развитие рыночной ситуации. Наглядным примером может служить блестяще рассчитанный ко времени и месту рекламный ход, сделанный Густавом Ивановичем в преддверии Политехнической выставки 1872 года. Она организовывалась Обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии к 200-летию со дня рождения Петра I под патронажем императора Александра II. В газетах уже в конце 60-х годов появились материалы, посвященные предстоящей выставке: объявлялись многочисленные конкурсы на лучшие проекты павильонов, оформления выставки и улиц Москвы. Было определено и место ее проведения — Кремлевская набережная. К этому времени перед Листом стояла задача серьезного расширения производства — целая лавина столичных и губернских заказов на пожарное и иное оборудование буквально захлестнула его слесарно-механическую мастерскую. Напротив же места, определенного под выставку, на Софийской набережной, располагалась убыточная фабрика валяльной обуви суконного дома Котова. Проведя, как сейчас бы сказали «маркетинг», Лист покупает у Котова фабрику и немедленно переводит свои мастерские на Софийскую набережную, завозит новые станки, оборудует кузницу.

Тут происходит событие, о котором потом долго сплетничали в купеческо-промышленных кругах Москвы, называя Листа «хитрой немецкой лисой». На Петровке неожиданно сгорает дотла его застрахованная на крупную сумму мастерская, из которой уже вывезено почти все оборудование. Москва за свою многовековую историю знала немало подобных «пожаров», однако произведенное следствие злого умысла не усмотрело — страховка была выплачена полностью. Знакомые предприниматели с широкими улыбками приносили Густаву Листу свои «соболезнования» по поводу «печальных обстоятельств», на что он неизменно отвечал: «не было счастья, да несчастье помогло»…

Выставка открылась в мае 1872 года. Главный царский павильон был плавучим и.располагался как раз напротив ворот нового завода. После молебна и официального открытия выставки перед царским павильоном проплыл целый караван пароходиков, суденышек и лодок, украшенных живыми цветами, флагами, лентами и портретами членов царской семьи. И все это время напротив, на Софийской набережной, сияла своей новизной и красочностью вывеска «Машиностроительный завод Густава Листа в Москве». Для усиления впечатления на набережной Лист установил неСКОЛЬКО пожарных труб и, подняв вверх стволы брандспойтов, организовал грандиозный фонтан. На выставке находчивый предприниматель был представлен Александру II и получил весьма благосклонный отзыв императора, а комиссия МВД рекомендовала его пожарное оборудование всем казенным учреждениям, земским управам и железным дорогам. На волне успеха Г.И. Лист добивается разрешения на открытие при заводе чугунолитейного отделения — и это в центре города, напротив Кремля! Так небольшая мастерская понемногу превращается в один из крупнейших механических заводов России. Завод на рубеже веков массово выпускал пожарные, мельничные и другие насосы, бочки на конных повозках, паровые машины, химические огнетушители, пожарные рукава и другой мелкий инвентарь, оборудование и трубы для водонапорных башен железнодорожных водокачек всей транспортной сети России, водопроводов и нефтепромыслов, чугунные канализационные люки, пневматические сирены и многое другое. Лист первым в Москве сделал пожарный автомобиль с раздвижной лестницей и пожарную мотодрезину. Для военно-морского ведомства он поставлял турбины, насосы, помпы — его оборудование стояло на «Варяге», «Авроре», «Потемкине», «Ослябе», «Петропавловске» и других надводных и подводных кораблях российского флота. На заводе было освоено даже производство снарядов по «французскому образцу», и позднее, в битве с германцами на Марне, именно они, когда у войск Антанты кончились «свои» снаряды, решили исход сражения в пользу французов… Густав Лист покупает у Патриархии землю за Бутырской заставой, у истока реки Неглинной, и в короткие сроки строит второй завод, который начинает выпускать первую продукцию в 1898 году.

Каким же хозяином был для своих мастеров и рабочих Лист? Он ценил в своих людях прежде всего профессионализм и порядочность. На инженерные должности нанимал только медалистов высших технических училищ, давал им возможность повышения образования — посылал практиковаться на механические и литейные заводы в Германию, Англию и Америку. Создал на заводе уникальную техническую библиотеку и архив. Первым в Москве открыл при заводоуправлении самое большое по тем временам конструкторское бюро на 12 человек и при нем школу чертежников для учеников рабочих. За посещение занятий подросткам доплачивал. К мастерам и рабочим был строг, требователен, но, по свидетельствам, справедлив. Известен случай, когда рабочий не смог изготовить по техническому заданию сложную деталь. Хозяин сам выточил ее на станке и уволил токаря, объявив, что на его заводе не дают невыполнимых для специалиста заданий.

Хозяин завода хорошо знал своих людей, их психологию и привычки. Помимо административного влияния — увольнений и штрафов за пьянки, дебоши, опоздания и прогулы — Густав Лист использовал такие действенные инструменты влияния, как землячество и вероисповедание. На производство он предпочитал набирать и обучать расторопных крестьян, в основном одного Можайского уезда, с двумя ответственными рекомендациями уже работающих на заводе земляков. Такая почти семейная круговая порука гарантировала Листу «внутреннюю» управляемость рабочими через общину. Хозяин, сам лютеранин, всячески укреплял на заводе православную веру. Например, перед парадным входом на каждое его предприятие висели иконы. Атеисты или маловерующие, не снимавшие перед ними шапку и не крестившиеся, брались на заметку.

Разумеется, революционные настроения 1904-1905 гг. не минули и его рабочих, участвовавших даже на баррикадных боях на Пресне. Но любопытно, что, выдвигая лозунги против самодержавия и власти капиталистов вообще, политические требования недовольных заводчан никоим образом не касались личности самого хозяина.

Рабочие в гневе могли вывезти за ворота на тачке для мусора самодура-управляющего Ехальского или настаивать на увольнении грубияна и драчуна мастера Калабашкина, но на Густава Ивановича смотрели как на мудрого третейского судью, который всегда примет правильное, справедливое решение. Лист ценил такое отношение и упреждал многие революционные порывы на заводе: если по стране шла волна стачек за сокращение рабочего дня, то он уменьшал его, не дожидаясь нарастания конфликта. Не каждый заводчик в России мог похвастаться постоянным врачом и хорошо оборудованной амбулаторией для приема больных рабочих и мастеров прямо на территории предприятия.

Каждой весной Лист нанимал целый поезд и вывозил всех рабочих с семьями на пикник в Подмосковье. Зная, что революционная часть рабочих обязательно будет по кустам проводить маевку, предпочитал закрывать на это глаза. Главное — убрать смутьянов с завода, чтобы не мешали отлаженному как часы производству. Часто им арендовался и Зоологический сад для гуляний и экскурсий рабочего и мастерового люда — для них хозяин выставлял столы с кушаньями и пивом.

В семье Листа была в почете благотворительность и меценатство. Здесь деньгами и жильем помогали молодым специалистам, если в этом хозяин видел необходимость и пользу для завода. Жена Листа организовала любительский самодеятельный театр для конторских служащих и всех других желающих, который выступал в саду «Эрмитаж» и в иных общественных местах, ставил пьесы Островского, имел свои афиши и пользовался успехом.

Немец-варяг, вытащивший, как и его легендарный соотечественник, сам себя из болота рутинной жизни, создавший на пустом месте благодаря таланту и энергии лучшее механическое производство в российской империи. Капиталист-миллионщик и действительный статский советник, Лист по сути дела так и остался рабочим высшей пробы. И гордился этим званием более других наград и регалий.
До сих пор в модельном цехе завода «Борец» работают на высококачественных деревообрабатывающих станках, привезенных из Англии Густавом Ивановичем Листом сто лет назад.

Александр ГУТИН, Владимир ДОГАЕВ.
Tags: История, Российская Империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments