afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Category:

Стиляги

Многие, наверное, слышали, что вскорости выходит фильма под таким названием. Судя по рекламным роликам, очередное тошнотворное произведение с близким к нулевому уровнем исторической достоверности. У нас вообще любят переснимать американские фильмы в совецком/российском антураже, так что в этом отношении никаких сюрпризов не предвидится. И, естественно, ходить смотреть этот кал я всем горячо отсоветовываю.

Однако хочу воспользоваться таким удобным случаем, чтобы погрузиться в архивы совецкой писанины и её образчиками уважаемую аудиторию порадовать. В данном случае желаю ознакомить с тем, что и как писали о стилягах. В совдепии, конечно, людей выделявшихся (внешне или внутренне) не любили и терпели с большим трудом, чморя при всяком удобном случае. Однако отношение различалось: в 1920-30-е бы шлёпнули без особых разговоров, на дворе же были конец 40-х и начало 50-х, масштабно стрелять было не с руки - ведь это означало признание наличия заметного числа шпионов, предателей и т.п., что в свете «объединившей нацию Победы» смотрелось бы как минимум странно, более того, подозрительно смотрелось бы.

Поэтому и чморили, как на страницах прессы, так и усилиями комсы. Причём забавно, что особо свирепо гоняла стиляг комсорганизация Историко-архивного института, которую возглавлял тогда не кто иной, как будущий «прораб перестройки» Егор Яковлев. Ну, о том, как гоняли стиляг, можно почитать вполне свободно, благо о том пишут, и нередко. А вот с тем, как совпресса пристыжала отбившихся от стаи молодых, я и познакомлю. Будут произведения прозаическое и поэтическое, обои - из журнала «Крокодил». Итак:

Д. БЕЛЯЕВ. СТИЛЯГА

Прошлым летом мы со знакомым агрономом брели по ржаному полю. И вот я заметил один резко выделяющийся из массы колос. Он был выше всех остальных и гордо покачивался над ними.
— Смотрите, — сказал я агроному, — какой мощный, красивый колос! Может быть, это какой-нибудь особенный сорт?
Агроном безжалостно сорвал колос и протянул мне:
— Пощупайте, в этом красивом колосе совсем нет зерен. Это колос-тунеядец, он берет влагу и все прочее от природы, но не дает хлеба. В народе его называют пустоколоска. Есть и цветы такие в природе — выродки. Они часто красивы на вид, но внутренне бессодержательны и не плодоносят, называются пустоцветом. Так вот и этот колос...
— Колос-стиляга! — воскликнул я. Пришел черед удивляться агроному:
— Как вы сказали?
— Стиляга, — повторил я и рассказал агроному следующую историю.

* * *

В студенческом клубе был литературный вечер. Когда окончилась деловая часть и объявили танцы, в дверях зала показался юноша. Он имел изумительно нелепый вид: спина куртки ярко-оранжевая, а рукава и полы зеленые; таких широченных штанов канареечно-горохового цвета я не видел даже в годы знаменитого клеша; ботинки на нем представляли собой хитроумную комбинацию из черного лака и красной замши.
Юноша оперся о косяк двери и каким-то на редкость развязным движением закинул правую ногу на левую, после чего обнаружились носки, которые, казалось, сделаны из кусочков флага какой-то экзотической страны, — так они были ярки.
Он стоял и презрительно сощуренными глазами оглядывал зал. Потом юноша направился в нашу сторону. Когда он подошел, нас обдало таким запахом парфюмерии, что я невольно подумал: «Наверное, ходячая реклама ТЭЖЭ».
— А, стиляга, пожаловал! Почему на доклад опоздал? — спросил кто-то из нашей компании.
— Мои вам пять с кисточкой! — ответил юноша. — Опоздал сознательно: боялся сломать скулы от зевоты и скуки... Мумочку не видели?
— Нет, не появлялась.
— Жаль, танцевать не с кем.
Он сел. Но как сел! Стул повернул спинкой вперед, обнял его ногами, просунул между ножками ботинки и как-то невероятно вывернул пятки: явный расчет показать носки. Губы, брови и тонкие усики у него были накрашены, а прическе «перманент» и маникюру могла позавидовать первая модница Парижа.
— Как дела, стиляга? Все в балетной студии?
— Балет в прошлом. Отшвартовался. Прилип пока к цирку.
— К цирку? А что скажет княгиня Марья Алексевна?
— Княгиня? Марья Алексеевна? Это еще что за птица? — изумился юноша.
Все рассмеялись.
— Эх, стиляга, стиляга! Ты даже Грибоедова не знаешь...
В это время в зале показалась девушка, по виду спорхнувшая с обложки журнала мод. Юноша гаркнул на весь зал:
— Мума! Мумочка! Кис-кис-кис!..
Он поманил пальцем. Ничуть не обидевшись на такое обращение, девушка подпорхнула к нему.
— Топнем, Мума?
— С удовольствием, стилягочка!
Они пошли танцевать.
— Какой странный юноша! — обратился я к своему соседу-студенту. — И фамилия странная: Стиляга — впервые такую слышу.
Сосед рассмеялся:
— А это не фамилия. Стилягами называют сами себя подобные типы, на своем птичьем языке. Они, видите ли, выработали свой особый стиль в одежде, в разговорах, в манерах. Главное в их «стиле» — не походить на обыкновенных людей. И, как видите, в подобном стремлении они доходят до нелепостей, до абсурда. Стиляга знаком с модами всех стран и времен, но не знает, как вы могли убедиться, Грибоедова. Он детально изучил все фоксы, танго, румбы, линды, но Мичурина путает с Менделеевым и астрономию с гастрономией. Он знает наизусть все арии из «Сильвы» и «Марицы», но не знает, кто создал оперы «Иван Сусанин» и «Князь Игорь». Стиляги не живут в полном и в нашем понятии этого слова, а, как бы сказать, порхают по поверхности жизни... Но посмотрите...
Я и сам давно заметил, что стиляга с Мумочкой под музыку обычных танцев — вальса, краковяка — делают какие-то ужасно сложные и нелепые движения, одинаково похожие и на канкан и на пляску дикарей с Огненной Земли, кривляются они с упоительным старанием в самом центре круга.
Оркестр замолчал. Стиляга с Мумочкой подошли к нам. Запах парфюмерии разбавился терпким запахом пота.
— Скажите, молодой человек, как называется танец, который вы танцуете?
— О, этот танец мы с Мумочкой отрабатывали полгода, — самодовольно объяснил юноша. — В нем шикарно сочетается ритм тела с выражением глаз. Учтите, что мы, я и Мума, первые обратили внимание на то, что главное в танце — не только движение ног, но и выражение лица. Наш танец состоит из 177 вертикальных броссов и 192 горизонтальных пируэтов. Каждый бросс или пируэт сопровождается определенной, присущей данному броссу или пируэту улыбкой. Называется наш танец «стиляга це-дри». Вам нравится?
— Еще бы! — в тон ему ответил я. — Даже Терпсихора в обморок упадет от восторга, увидя ваши 177 броссов и 192 пируэта.
— Терпсихора? Кажется, так вы сказали? Какое шикарное имя! Кто это?
— Терпсихора — это моя жена.
— Она танцует?
— Разумеется. И еще как! В пляске святого Витта она использовала 334 бросса и 479 пируэтов!
— Пляска святого Витта? Здорово! Даже я такого танца не знаю.
— Да что вы?! А ведь это сейчас самый модный танец при дворе французского короля Генриха Гейне.
— А я где-то слышала, что во Франции нет королей, — робко возразила Мумочка.
— Муму, замри! — с чувством превосходства заметил стиляга. — Не проявляй свою невоспитанность. Всем известно, что Генрих Гейне не только король, но и французский поэт.
Гомерический хохот всей компании покрыл эти слова. Стиляга отнес его в адрес Мумочки и смеялся громче всех. Мума сконфузилась, покраснела и обиделась.
— Мумочка, не дуйся. Убери сердитки со лба, и пойдем топнем «стилягу це-дри»...
Мума улыбнулась, и они снова принялись за свои кривлянья...
— Теперь вы знаете, что такое стиляга? — спросил сосед-студент. — Как видите, тип довольно редкостный, а в данном случае единственный на весь зал. Однако находятся такие девушки и парни, которые завидуют стилягам и мумочкам.
— Завидовать? Этой мерзости?! — воскликнула с негодованием одна из девушек. — Мне лично плюнуть хочется!
Мне тоже захотелось плюнуть, и я пошел в курительную комнату.

№7, 1949 г.

Борис ТИМОФЕЕВ. ГАРРИ

В самом модном пиджаке,
С видом безразличным,
Франт с колечком на руке
Ходит «львом столичным»...
На прическу посмотри:
Он завит игриво,
Только пусто там, внутри,
Под волнистой гривой.
Как шнурочек, тонок ус,
Нету ярче шляпы...
В третий раз бросает вуз
Иждивенец папы.
Был он Гришей, но сейчас
Носит имя Гарри...
Каждый день в обычный час
Гарри на бульваре.
Вон, собой любуясь, встал,
На девиц глазея.
Книг давно он не читал,
Не бывал в музеях.
Вот на выставку собак
Он пойдет, пожалуй:
Все увидят как-никак
Галстук небывалый!
Он всегда блеснуть не прочь
Пошлым анекдотом,
Протанцует хоть всю ночь —
Мастер по фокстротам.
Может даже показать
Танец «буги-вуги»,
Любит сплетню передать
О ближайшем друге.
Перед девушкой — поэт,
Лирик в каждой фразе,
Чуть ушла, смеясь, ей вслед
Бросит комья грязи...
Все ж у барышень-кривляк
Он в героях ходит...
Кто же этот франт?
Сорняк
В нашем огороде!

№35. 1953 г.

Вот такие, с позволения сказать, сатира и юмор. Собственно, ничего удивительного в том, что совок вчистую продул пропагандистскую войну с Западом - подобными убогими, беззубыми упражнениями полна вся книжка, откуда взяты эти тексты. Сами оцените собственные впечатления - сильно они убеждают?

З.Ы. Уважаемый attchort метнул в копилку отличное произведение рисовального искусства - оцените: «Папина победа». А надо знать, что среди стиляг имелись не только умные, тонкие и увлечённые американской культурой юноши (и, в меньшей степени, девушки), но и сынки партгосноменклатуры, которая, вопреки песням нынешних сталиноидов, не шибко стеснялась проявлять свой материальный (высокий) и культурный (не особо) уровень уже тогда, в голодные послевоенные годы. Костерили, правда, и тех, и этих - здесь да, равенство.
Tags: История, Пресса Совдепии, Совдепия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments