afanarizm (afanarizm) wrote,
afanarizm
afanarizm

Советская мифология. Миф 1 - «бесплатная медицина» (часть 3)

Часть II

Поворот к социальной сфере начался лишь в середине 50-х, когда в партии (а затем и в советском государстве) стал верховодить гнусный предатель дела великого «сталина» Н.С. Хрущёв. Именно тогда на смену архаичной и малоэффективной «сталинской» медицине приходит современная – или, скажем, такая, какой мы её знаем/помним – система, включавшая в себя большую и разветвлённую сеть амбулаторного и больничного лечения, подготовку сотен тысяч врачей, и, главное, внедрение в непосредственную практику лечения множества эффективных лекарств, таких как сульфамиды, антибиотики и другие препараты (причём апробировались не только отечественные, но западные вакцины).

И надо отметить, что именно новые лекарства смогли неиллюзорно изменить сложную эпидемиологическую ситуацию – заболевания, к примеру, полиомиелитом, счёт которым в 1958 перевалил за 20 тысяч, к концу 60-х сократились в числе до простых десятков, а далее и единиц, во многих ССР он десятилетиями не регистрировался. То же произошло с корью, оспой, трахомой, желудочно-кишечными инфекциями, подавлены тифы. Ободрённые успехом и поддержанные стремившимся к демонстрации не менее неиллюзорных достижений передовой советской медицины правительством, врачи начали программу массовой вакцинации населения – от детей до стариков. Кампания сия была, как и почти все кампании советского периода, добровольно-принудительной – без справки о вакцинировании вполне реально было остаться вообще без врачебной помощи. Эффект получили (иммунопрофилактика дифтерии, к примеру, позволила с 1955 по 1976 снизить заболеваемость в 987 раз), а о побочных, зачастую весьма печальных последствиях вакцинации для здоровья населения (и прежде всего детей) заговорили лишь в 80-90-е37.

Тем не менее, именно на 50-60-е приходятся почти все широко разрекламированные успехи советской медицины. И, прежде всего, один из главных пропагандистских козырей, достижение рекордной в истории страны ожидаемой продолжительности жизни – по официальным заявлениям официальных лиц, она достигла 70 лет (в США в это время максимум составлял 65-66 лет). Правда, при изучении данных по республикам ситуация несколько проясняется – в РСФСР в 1964 был достигнут исторический максимум в 64 года, кавказские же и азиатские ССР давали 70-75 лет. Нетрудно догадаться, что усреднение «по палате» и давало оный результат в 70 лет (хотя сейчас стало известно, что реально добились «лишь» 69-летнего рубежа). Серьёзное достижение, вроде бы говорящее целиком и полностью в пользу могучей советской медицины и её внушительных потенций. Однако демограф-эмигрант Максудов пришёл к заключению об «искусственном» характере оного: по его мнению, начиная с 1914 и вплоть до 1947 происходил своего рода «отбор», когда в результате многочисленных катаклизмов (войны, голодоморы, репрессии, эпидемии) планомерно выбивалась наименее приспособленная по части здоровья категория населения, и те, кто прошёл эту гигантскую мясорубку, оказались адаптированы и дали такой сильный рост продолжительности жизни38.

Суждение вроде бы чисто «догадочное», но в целом оно подтвердилось – как только в середине-конце 60-х поколение начала века стало сходить с исторической арены, так покатилась вниз и продолжительность жизни и в целом по СС, и по отдельным республикам (прежде всего, конечно же, по России).

23 ноября 1955 был издан указ президиума Верхсовета СС «Об отмене запрещения абортов». Аргументировался этот спорный шаг «возросшим культурным уровнем населения, сравнительно высокой рождаемостью и естественным приростом населения страны». В Союзе эту дату за глаза стали называть «день убийства детей». С одной стороны, по данным Большой советской энциклопедии, «процент внебольничных а. в СС после снятия запрета на а. снизился с 80-84 (1955) до 15,5 (в 1967), а смертность от а. снизилась более чем в 10 раз»39. С другой же, очень быстро число «а.» вышло из-под контроля: уже в 1957 оно составило 5,3 миллиона, в 1960 переступило планку в 7 миллионов и ниже с тех вплоть до конца 80-х не опускалось, а в отдельные особо «удачные» годы (1963-66) значительно превосходило 8 миллионов40. Эти цифры, кстати говоря, поставили СС на 1-е место в мире и в абсолютном, и в относительном отношении. Впрочем, распространёнными оставались и неофициальные аборты.

Проблема эта вплоть до конца 80-х была табуирована и лишь изредка обсуждалась на страницах узкоспециальной литературы. Врачи всячески призывали ограничить прерывания беременности, предлагать женщинам иные выходы из ситуации, однако со средствами контрацепции и осведомлённостью о них наблюдалась традиционная напряжёнка (да и качество оных средств оставляло желать много лучшего), так что аборт в большинстве случаев оставался единственным реальным выходом из неловкой ситуации.

Все победы здравоохранителей не спасли их от абсурдной кампанейщины, сопровождавшей годы хрущёвского правления. В 1960 «по инициативе» ростовских врачей началась кампания за работу медиков на общественных началах. Практически это означало, что врачи после утомительного рабочего дня обязывались «добровольно» – и бесплатно! – отработать ещё несколько часов. «Инициатива» была одобрена, подхвачена и развита парторганизациями других городов. Врачи всегда были одной из самых низкооплачиваемых категорий в стране, и легко себе представить, в каком отчаянном материальном положении они оказались. Через некоторое время работа «на общественных началах» сама собой угасла, на том дело и кончилось.

Внедрение антибиотиков так и осталось крупнейшим достижением советских врачей, однако качественного рывка в развитии здравоохранения (прежде всего, перехода от экстенсивного, количественного роста к интенсификации развития, обновления материально-технической базы, внедрения новых технологий) не произошло. Реальность по-прежнему контрастировала с пропагандистским образом здравоохранения как одной из приоритетных отраслей. Поэтому очередное, теперь уже брежневское, руководство СС, стремившееся дать понять подведомственному населению (или хотя бы сделать вид), что уж теперь-то и на его нужды внимание будет обращено, не могло не заинтересоваться положением дел в медицине. Если за четверть века сталинской диктатуры ЦК и СНК/СМ не приняли ни одного (!) совместного постановления по вопросам здравоохранения, то теперь оно начинает рассматриваться чуть ли не каждые 5 лет. Первым 5 июля 1968 выходит постановление ЦК КПСС и Совмина СС «О мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения и развитию медицинской науки в стране»41. Ситуация в отрасли рисовалась в нём так:
«…в некоторых учреждениях здравоохранения ещё низка организация и культура работы, продолжают иметь место отдельные факты формального отношения медицинских работников к своим обязанностям. На недостаточном уровне проводятся массовые профилактические осмотры населения. Качество и объём медицинской помощи сельскому населению отстают от качества и объёма медицинской помощи, оказываемой городскому населению.
Всё ещё имеется отставание в развитии исследований по некоторым разделам медицинской науки и внедрении научных достижений в практику здравоохранения. Недостаточно осуществляется координация научно-исследовательских работ и контроль за деятельностью научных учреждений.
Не устранены недостатки в обеспечении населения медикаментами, медленно расширяется сеть аптек, складов, медицинских магазинов и аптечных баз.
Учреждения здравоохранения всё ещё недостаточно оснащены санитарным и специализированным автотранспортом и современным оборудованием и инвентарём.
Строительство учреждений здравоохранения в ряде республик, краёв и областей осуществляется неудовлетворительно, капитальные вложения распыляются по мелким объектам, качество строительства низкое, средства, выделяемые на эти цели, из года в год используются не полностью, многие проекты учреждений здравоохранения не отвечают современным требованиями медицинской науки и техники.
В ряде районов страны продолжается загрязнение водоёмов, атмосферного воздуха и почвы вредными промышленными выбросами и хозяйственно-бытовыми отходами. Вместе с тем средства, выделяемые на строительство очистных сооружений, ежегодно используются не полностью, а многие уже построенные сооружения не отвечают предъявляемым к ним требованиям.
Указанные выше недостатки свидетельствуют о том, что со стороны министерства здравоохранения СССР, министерств здравоохранения союзных республик и других министерств и ведомств, а также со стороны партийных и советских органов и профсоюзных организаций не уделяется должного внимания улучшению медицинской помощи населению, охране здоровья советских людей и деятельности санитарной службы».

Постановление предусматривало вроде бы довольно решительные меры по исправлению ситуации: строительство больниц, реформа высшего медобразования, подключение оборонной промышленности к производству оборудования для больниц и лекарств – однако неспособность выстроенной «сталиным» системы к даже самомалейшему изменению приоритетов утопила все эти начинания. Начался медленный, но полномасштабный и необратимый упадок здравоохранения. Революционных изменений типа внедрения антибиотиков уже не происходило, положение в отрасли фактически законсервировалось и оставалось на одном уровне вплоть до конца 1980-х. Сказать, что не делалось ничего, означало бы погрешить против истины – Б.В. Покровский, возглавлявший минздрав в 1965-79, и его команда приложили много сил для того, чтобы изменить положение медицины и в медицине, провести необходимые преобразования на основе собственных наработок, а также «укрепления и расширения международного сотрудничества в сфере здравоохранения, медицинской науки и фармацевтической промышленности», причём как со странами соцлагеря, так и с капиталистами (чему политика «разрядки», казалось бы, всяко благоприятствовала). Однако все решения и усилия властей уходили в песок. 22 сентября 1977 правительство с ЦК партии вынуждены были снова вернуться к положению дел в медицинской отрасли – и нашли мало поводов для гордости:
«…развитие сети лечебно-профилактических учреждений, особенно на селе, а также медико-санитарных частей для работников промышленных предприятий, строительных и транспортных организаций ещё отстаёт от растущих потребностей. Имеются недостатки в организации работы поликлиник, больниц, аптек и других учреждений здравоохранения. Требует дальнейшего совершенствования работа по планированию и координации научных исследований, повышению их эффективности, внедрению достижений науки в практику здравоохранения.
Министерство медицинской промышленности и другие министерства и ведомства не полностью обеспечивают потребность населения и учреждений здравоохранения в медикаментах, очковой оптике и медицинской технике, санитарном и специализированном автотранспорте, медицинской мебели, средствах малой механизации для облегчения труда среднего и младшего медицинского персонала.
Местные советские органы, министерства и ведомства не всегда уделяют должное внимание строительству новых и реконструкции действующих учреждений здравоохранения, в отдельных республиках, краях и областях не выполняются планы строительства этих учреждений и предприятий медицинской промышленности»42.</blockquote>
Как видно, никакого зримого прогресса по сравнению с постановлением 10-летней давности. Немаловажную (если не определяющую) роль сыграло то, что не произошло изменения приоритетов советского государства в отношении здравоохранения – доля его в ВВП составляла около 3%, в национальном доходе, использованном на потребление и накопление, 4% (4,2% в 1968 и 1969, в 1970 – 4,1%43), расходы госбюджета даже снижались (в 1965 – 6,6%, в 1978 – 5,2%44). В обстановке роста цен на нефть народолюбивая партия предпочитала тратить деньги на быстро ставшее избыточным производство вооружения, все же мероприятия в области медицины быстро сходили на нет из-за банального недофинансирования. Единые для всей страны нормативы финансирования и технического оснащения медицинских учреждений, даже заниженные, не выдерживались (за исключением Прибалтики, Украины, некоторых крупных городов и научных центров). Красноярский медицинский портал отмечает: «В абсолютных суммах ассигнований имеется заметный рост, но улучшения в обеспечении населения медицинской помощью не заметно. В основном прирост ассигнований уходил на покрытие роста цен на медикаменты, продукты питания и всех остальных материалов, используемых в лечпрофучреждениях… Реально выделенные ассигнования в состоянии покрыть только расходы на работу медицинской помощи, а также еще нетрудоспособного или уже нетрудоспособного населения»45. Огромные трудности возникали со строительством новых учреждений здравоохранения – так, к примеру, в том же Красноярском крае «абсолютное большинство построенных объектов здравоохранения являлось долгостроем, а некоторые заводы к строительству этих объектов так и не приступили. Например, Минусинский электротехнический комплекс»46.

Заработная плата работников медицинских учреждений всё так же оставалась весьма низкой и профессия врача (вместе с профессиями учителя, инженера и т.п.) находилась в самом низу ранжира сословной структуры советского общества. Это обусловило стремительное коррумпирование отрасли, официально «бесплатное», здравоохранение стало очень даже платным по факту: плата в больницах и прочих медучреждениях превратилась в обыденное явление. Академик Т.И. Заславская писала: «Низкая общественная оценка труда врачей… в «период застоя» обернулась… частной платой за услуги. Возникла организованная система поборов, взимаемых по определённой таксе и за госпитализацию больных, и за проведение обследований, операций и пр.»47 И если «лёгкие» заболевания можно было ещё вылечить доступным набором простейших лекарств, то чем сложнее была проблема, тем более квалифицированная помощь требовалась и, значит, тем выше была плата за неё. В некоторых клиниках суммы доходили до 150 рублей за операцию или 25 рублей за частный визит на дом. Широко распространилась плата за ночные дежурства у постели больных медицинских нянь – как правило, цена составляла 10 рублей за ночь; только так можно было добиться от представительниц этой низшей даже во врачебной «табели о рангах» категории необходимой заботы, ибо при мизерной зарплате вполне понятно отсутствие у нянь энтузиазма в обслуживании пациентов. Существовала традиция «приобретения» детей в роддомах: за девочку платили 25 рублей, а за продолжателя рода – полтинник48. Проблема коррупции в медицине приобрела такой размах, что материалы о ней можно было обнаружить даже в центральной прессе (например, фельетон «История болезни» в газете «Известия» от 31 августа 1976).

Впрочем, надо отметить, что, как и во всех архаичных обществах, в советском деньги не имели решающего веса – гораздо большую ценность представляли «подарки» (особый дефицит, деликатесы всяких видов и т.п.), то есть натуральный эквивалент «билетов Государственного банка Союза ССР». Хотя ясно, что на «достачу» оных «подарков» необходимо было затратить ощутимую сумму.

В этой ситуации кризис щадил разве что высшее партийное руководство в центре и на местах. Очень обтекаемо и без нездоровых обобщений жаловался на положение даже генерал-майор внутренней службы В. Струсов, начальник медицинского управления союзного МВД:
«…в деятельности медицинских служб МВД, УВД имеется ещё немало серьёзных недостатков и трудностей. Так, сеть лечебно-профилактических, санаторно-курортных и санитарно-эпидемиологических учреждений всё ещё не в полной мере обеспечивает потребности амбулаторного, госпитального и санаторно-курортного лечения сотрудников. Здания, в которых расположен ряд поликлиник и больниц, не соответствуют современным требованиям. Проектирование и строительство отдельных лечебных учреждений осуществляется с нарушением установленных сроков и качества. Случаются перебои в снабжении медикаментами, медицинским оборудованием и техникой. Явно не хватает автотранспорта для обеспечения медицинской помощью больных на дому и нужд лечебно-профилактических учреждений.
Медицинское управление и его органы на местах не добились ещё полного охвата сотрудников профилактическими осмотрами. Особенно это касается лиц, проходящих службу в мелких населённых пунктах, где ещё мало или вовсе нет лечебных учреждений, хотя за последние годы и принимались меры по организации здесь амбулаторий и здравпунктов.
Улучшение санитарно-гигиенических условий труда, быта и медицинского обслуживания, влияющих на состояние здоровья и уровень заболеваемости сотрудников, является общей задачей руководителей всех органов и служб»49.

Квалифицированные врачебные кадры, как правило, сосредотачивались в госпиталях при вузах или научно-исследовательских организациях, которые не были связаны с обязательным обслуживанием населения. Медпомощь же «для народа» испытывала большой недостаток в хороших врачах – в печати время от времени появлялись материалы о преступной халатности или банальном неумении врачей (смерть ребёнка в результате операции по удалению аппендицита в статье Е. Богата в «Литературной газете» от 15 сентября 1982, большой очерк известного писателя Б.А. Можаева «Травма (Писатель о больных и больницах, о врачах и методах лечения, о нелёгком пути к выздоровлению)» там же в октябре 1984). Проведённый в 1990 экспертный анализ осложнений и летальных исходов по т.н. акушерским причинам показал, что в 51,7% случаев смерть матери во время или после родов можно было предотвратить50. «В 1987 50% больных злокачественными новообразованиями было выявлено в 3-й и 4-й стадии заболевания, столь же неблагоприятная картина наблюдается с патологией сердечно-сосудистой системы», – говорил глава Минздрава Е.И. Чазов на Съезде врачей СС в 1988.

Лечение было заточено под большую заботу о работающих, в то время как, например, пенсионеров неохотно клали в больницы, им труднее было достать дефицитные лекарства, путёвки в санатории и т.п. Врач Е.Ф. Лахова, долгожитель российской Государственной думы, писала: «Врачей-педиатров много, ведь этот количественный показатель в стране, где мы жили, всегда ставился во главу угла, а о качестве не очень-то заботились. Между тем квалификация детских врачей зачастую невысока, система организации их труда малоэффективна… детское здравоохранение у нас находится на низком уровне…»51 Откровенно дискриминируемой группой были инвалиды52.

Резко разнилась обеспеченность врачебными кадрами по союзным республикам – так, в Грузинской ССР численность врачей почти на 31% превышала общесоюзную, значительно больше средней по Союзу врачей имелось в Прибалтике и РСФСР, в то время как в Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР их было почти на 37,2%, 20% и 20% меньше общесоюзного показателя (в Таджикской ССР в 1,5 раза меньше, чем в среднем по Союзу, было и средних врачебных кадров). Наблюдалась резкая нехватка таких специалистов, как кардиологи (в 1987 0,4 на 10.000 населения), онкологи (0,26), травматологи-ортопеды (0,59), эндокринологи (0,2), гастроэнтерологи (0,11), пульмонологи (0,07). Во многих союзных республиках весьма низкой оставалась обеспеченность больничными койками на душу населения: в Армянской ССР она была в 1,5 раза ниже общесоюзной, в Азербайджанской – в 1,3 раза, в Таджикской – в 1,25 раза, в Грузинской и Туркменской – примерно в 1,2 раза. По оценкам специалистов, в целом по стране к концу 80-х не хватало не менее 130 тысяч коек53.

Характер советского общества к началу 70-х радикально изменился – из в основном аграрного при «сталине» оно стало в основном индустриальным при Брежневе. Соответственно сменился и характер недугов, сокращавших жизнь жителя той страны, – от «деревенских» (эпидемии) к «городским» (болезни системы кровообращения и новообразования) и социальным. В числе последних были:

• алкоголизм (по употреблению горячительных напитков в переводе на чистый спирт и в расчёте на душу населения первое в мире «государство рабочих и крестьян» достигло 1-го места среди считающихся развитыми государств), а в последнее 10-12 лет СС и наркомания (например, токсикомания, распространилось употребление таких веществ, как морфий, гашиш и опиум);
• испорченная за годы варварского социалистического хозяйствования экология (в конце 1980-х в 104 городах страны загрязнение воздуха признано превышающим предельно допустимые нормы, эколог А.В. Яблоков писал, что «смело назвать регионами экологического бедствия» можно республики Средней Азии, Молдавию, ряд районов Украины, промышленные регионы Европейской части страны и Сибири54);
• трудности с питанием (особенно на селе и в составлявших 75% советского урбанизма небольших городах с населением до 100 тысяч) и собственно отвратительное качество продуктов;
• аборты, их огромное количество (около 100 на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет или около 200 на 100 родов) и крайне низкое качество проведения (кюреточным способом), что в трети-половине случаев при втором аборте влекло за собой бесплодие;
• смертность на производстве и в различных ЧП (аварии, ДТП).

Всё это сыграло свою роль как в падении максимума продолжительности жизни (в 1985 она была ниже, чем в 1958; продолжительность жизни мужчин, проживающих в сельской местности РСФСР, к 1978 упала до беспрецедентного для экономически развитой страны значения – 58 лет, хотя из-за того, что почти 3/4 населения России проживало тогда в городах, общий итог по республике был «приемлемым» – 61 год), так и в подрыве общего здоровья населения. В 60-х начался рост младенческой и детской смертности, обусловленный большой долей т.н. «болезней 1-й группы» (инфекции, простуды и пр.). Перинатальная смертность увеличилась с 15,1% в 1970 до 17,6% в 199055. Постепенно детская смертность набрала такие обороты (по данным ЦСУ СС, между 1970 и 1975 рост составил более чем 1/3), что советские официальные органы вынуждены были прекратить публикацию данных о ней в целом по стране (в 1975; однако в Узбекской ССР данные обрываются на 1968, на Украине – с 1973, по Туркмении же вообще никогда не публиковались в открытой печати). В «Статистическом ежегоднике ООН за 1983/84 годы» СС с данными начала 70-х занимает по этому показателю 90-е место среди 200 включённых стран. Особенно силён был отрыв РСФСР от среднего показателя по 18 экономически развитым странам: в начале 70-х он составлял 40%, к концу 80-х – 200%.

Впрочем, уверенно росла смертность во всех возрастных группах (в застойный период её уровень вырос с 6,9 до 10,4 промилле56, в возрастной группе свыше 50 лет увеличение почти на 20%, для 40-летних – более чем на 40%), все показатели заболеваемости с начала 70-х непрерывно ухудшались, в то время как во всём мире (даже в слаборазвитых странах) они улучшались. Так, на фоне снижения смертности от инфекционных болезней почти на 50% выросла смертность от болезней системы кровообращения. В 1965 их соотношение составляло 1 к 9,3, а в 1984 – уже 1 к 30,5. То есть снижение смертности от инфекций никак не компенсировало рост смертей от сердечно-сосудистых болезней. Одновременно «неестественная», преждевременная смертность (группа, именуемая в статистике «несчастные случаи, отравления и травмы») за 20 лет выросла на 58%.


_______________
37 см., напр., Червонская Г.П. Прививки: мифы и реальность. М., 2004 [http://www.magichild.ru/vaccine/privivki/privivki.html], Коток А. Беспощадная иммунизация. М., 2004 [http://www.materinstvo.ru/art/898/]
38 Максудов. Некоторые причины роста смертности в СССР / СССР: внутренние противоречия. №3. 1982.
39 Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М., 1970. Т. 1, с. 25.
40 см. Блюм А. Родиться, жить и умереть в СССР. М., 2005. С. 122-123.
41 Постановление ЦК КПСС и СМ ССCР о мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения и развитию медицинской науки в стране (5.7.1968) / КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1986.
42 Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о мерах по дальнейшему улучшению народного здравоохранения (22.9.1977) / КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1986.
43 Венедиктов Д.Д. Здравоохранение России: кризис и пути преодоления. М., 1999 [http://ethnocid.netda.ru/books/vened/krisis.htm]
44 Геллер М., Некрич А. Россия в ХХ веке: Утопия у власти. Кн. 2: Мировая империя [http://www.krotov.info/history/11/geller/gell_1965.html]
45 Красноярский медицинский портал: Развитие здравоохранение в 60-80 годы [http://www.kras-med.ru/info/history/?id=10]
46 Там же.
47 Заславская Т.И. О стратегии социального управления перестройкой. М., 1986. С. 28.
48 Гоммерштадт B. Сколько стоит родиться в Москве [http://www.medportal.ru/budzdorova/places/606/]
49 Советская милиция. 1975. №6, с. 71
50 Саверская С., Сергеева Е. Проблемы акушерства в России / Отечественные записки. 2006. №2 [http://www.strana-oz.ru/?numid=29&article=1230]
51 Лахова Е.Ф. Здоров ли ты, малыш? / МГ. 1992. 2 окт.
52 Об их положении см. Фефёлов В.А. В СССР инвалидов нет!.. Франкфурт-на-Майне, 1982 [http://forum.mer-maids.com/cms_articles.php?cid=38]
53 Союз советских социалистических республик / Краткая медицинская энциклопедия. Изд. 2-е. М., 1989 [http://www.golkom.ru/kme/18/3-107-2-1.html]
54 Яблоков А.В. Экологическое невежество и экологический авантюризм. Завалы на пути перестройки / Иного не дано. М., 1988. С. 240.
55 Народонаселение. Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 316.
56 Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления / Почему вымирают русские. Последний шанс. Сб. статей. М., 2004 [http://www.miroslavie.ru/library/pvr6.htm]


Часть IV
Tags: История, Совдепия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments